Город Руины промышленной империи: как в Ярославской области поселок с замком превратился в захолустье (видео)

Руины промышленной империи: как в Ярославской области поселок с замком превратился в захолустье (видео)

Как в российской глубинке развалили инфраструктуру богатейшего места

Поселок Красный Профинтерн в Ярославской области знают многие. Он известен тем, что здесь находится настоящий замок. Не сказать, что сюда ездят толпы туристов, но люди из Ярославля и Москвы приезжают сюда практически каждый день — чаще семьями, но иногда и целыми компаниями.

Этот поселок заводского типа вырос на левом берегу Волги в середине XIX века вокруг крахмало-паточного предприятия. Это была настоящая промышленная империя купцов Понизовкиных с продуманной инфраструктурой, больницей и жилыми домами. Жизнь кипела здесь и тогда, и в советское время. А сейчас вокруг замка, который притягивает туристов, — уныние и разруха.

Облик поселка за последние годы очень изменился. Он больше не выглядит как промышленный центр

Рассказываем историю поселка, который из промышленной империи превратился в обычное провинциальное захолустье.

С чего всё началось

Понизовкины сумели развить производство до крупных промышленных масштабов

Род Понизовкиных вышел из крепостных крестьян. Основателем крахмало-паточного производства в этом месте считается Никита Петрович, который родился в 1804 году.

— В 42 года он выкупился из крепостных — пришел с сумой одной, откуда он ее взял, неизвестно, — рассказал потомок купеческого рода Владимир Понизовкин. — После он стал развиваться в картофельном деле. Ну а далее пошли заводы — крахмало-паточное и химическое производство.

Продукцию промышленник сбывал в Петербурге и Москве. Его предприятие стало производить больше патоки, чем все вместе взятые заводы в округе. Он построил свою пристань на Волге и купил баржи и пароходы для транспортировки продукции. Дело пошло в гору. Никита Петрович и его заводы даже попали в мировую литературу благодаря стихотворению «Горе старого Наума», которое написал поэт и помещик из соседнего имения Николай Некрасов.

Патока образуется как побочный продукт при производстве сахара и крахмала. Выделяется два основных вида патоки — светлая патока (крахмальная, из кукурузного, картофельного и другого крахмала, вид инвертного сахара), и меласса, черная патока (свекло-сахарная). Широко употребляется в выпечке и, выступая как подсластитель, в то же время влияет на текстуру выпечки, делает ее нежнее и пышнее. В зависимости от углеводного состава может применяться в разных отраслях пищевой промышленности и в непищевом производстве.

Николай Некрасов «Горе старого Наума». Читает Седов Даниил

Гузицыно (бывшее название Красного Профинтерна. — Прим. ред.) получило хорошее развитие, а своим потомкам Никита Понизовкин оставил богатое наследство.

Красным Профинтерном поселок назвали в честь созданного в 1921 году на конгрессе профсоюзных лидеров в Москве Красного интернационала профсоюзов.

— Как умер Никита Петрович — неизвестно, возможно, он просто ушел или умер дома и его вывезли, — уточнил потомок купеческого рода Владимир Понизовкин. — Есть документ, где говорится, что он ушел и не вернулся.

Замок для мифической француженки


Замок на берегу Волги построил внук создателя промышленной империи Никита Понизовкин (младший)

Единственное достояние Красного Профинтерна, сохранившееся до наших дней, — это замок. Он был построен 110 лет назад. Эклектичный особняк на левом берегу Волги возвели по заказу купца Никиты Понизовкина (младшего).

Никита Андреевич Понизовкин — внук основателя империи Понизовкиных, родился в 1886 году. Заводы и пароходы ему достались в наследство от деда. Он в числе трех братьев руководил предприятием «Никиты Понизовкина сыновья».

Получилось прямоугольное здание с башнями и балконами. Снаружи стили смешиваются и образуют единую композицию, а внутри в каждой комнате — своя тема. Здесь есть и танцевальный зал, и буфетная, и будуар с балконом, и кухня, и прачечная, и баня, а также зимний сад. До наших дней сохранились интерьеры египетского зала около входа, где две колонны в виде пучка лотоса поддерживают резной потолок, украшенный росписями и изображениями крылатых богинь.

Таких замков в этих местах не строили. Подобную роскошь можно было увидеть только в Москве или Петербурге
До сих пор специалисты отмечают качество постройки. Здесь очень сухо и нигде нет плесени
Сейчас особняк реставрируют. Некоторые элементы дизайна сохранились до сих пор

— Наш замок был построен за два года, — рассказала экскурсовод по замку Галина Каторина. — Существует красивая легенда, в которую местные жители долго верили, не подвергая никакому сомнению. Якобы Никита Понизовкин построил этот особняк для своей жены-француженки, с которой познакомился в Париже. Мол, влюбился он в нее и захотел привезти сюда, а она поставила условие: «Я с тобой поеду, если ты мне построишь замок такой, какие строят у нас во Франции». Когда мужчина влюблен в женщину, то ради нее готов на всё. Но эту легенду разрушили историки. На самом деле Никита Понизовкин женился на тулячке из семьи обрусевших немцев. Для своей семьи — жены и детей — он и построил этот замок.

Купцы Понизовкины расширили производство отца и стали знаменитыми не только в Ярославской губернии, где они владели химическим, картофелетерочным заводом и предприятием, производящим лучшую патоку. Их товар разлетался по всей стране. Своим наследникам братья Понизовкины оставили более 9 миллионов рублей капитала. А также замок в Красном Профинтерне и дома в самом Ярославле.

Правда, говорят, что Никита Понизовкин (младший) отличался повышенной любовью к прекрасному полу. Из-за этого и распался его брак.

Дом в Бору, в котором родился Никита Понизовкин (младший)

— В Бору (поселок неподалеку. — Прим. ред.) есть дом, в котором по легенде жила его любовница, — поделился потомок купеческого рода Владимир Понизовкин. — В 2010 году я туда заходил. Там две семьи сейчас живут — дом разделен на две части. И жила там старенькая бабушка. Так, когда я туда зашел, она очень занервничала, сказала, что ничего не знает, и не помнит, и знать не хочет. И мне ничего не отдаст. Подумала, что я за каким-то то ли наследством пришел, то ли дом забирать.

Для служащих завода Понизовкины построили в Красном Профинтерне 40-квартирный жилой дом

Как бы там ни было, Никита Понизовкин в замке пожил недолго. По одной из версий, после революции владелец замка уехал на свою дачу в Крым, а затем его отправили в лагерь в Тобольск. Вернувшись оттуда в Москву, он умер.

По легенде, 7-й корпус пансионата «Понизовка», расположенного между Ялтой и Форосом, известный также как крымская дача Берии, построен Понизовкиными. Но историки пока не нашли этому документального подтверждения.

Всё богатство — Советам

После революции 1917 года завод национализировали и передали под наблюдение Заводоуправления. Понизовкинские предприятия вошли в Главное управление крахмало-паточной промышленности РСФСР. В первые годы советской власти завод продолжал работать в обычном режиме.

— Один из трех братьев, Андрей Понизовкин, также попал в Главкрахмал и, как выяснилось из архива КГБ, до последнего надеялся спасти заводы и что всё вернут, — выяснил потомок купеческого рода Владимир Понизовкин. — Приплачивал различным руководителям, чтобы они сохранили заводы, распределял, так сказать, потоки. За что и сел на 10 лет и был отправлен в лагерь в Карелию.

В советское время в замке Понизовкина была поселковая школа

Картофель в качестве основного сырья шел с земельных участков советских крестьян и позднее с колхозных полей. Через 10 лет построили железнодорожную ветку Ярославль — Красный Профинтерн. Тогда паточный завод перевели на новую сырьевую основу — кукурузу.

— Появился новый продукт — кукурузное масло, — уточнили историки. — К мнению председателей колхозов, откуда шел картофель в качестве основного сырья на комбинат, никто не прислушивался — не посмели возразить против линии большевистской партии. На заводе даже построили новый кукурузно-сырьевой цех.

В годы Великой Отечественной войны кукурузная база была отрезана от завода. Однако производство на бывшем Волжском заводе не остановилось: делали дрожжи из ячменя, а на паточном оборудовании выпускался витаминизированный сироп. В 1941 году 500 рабочих завода ушли на фронт, 265 из них погибли в боях за Родину. После войны снова пошла кукуруза.

На сцене замка Понизовкина до сих пор выступают артисты — недавно сюда приезжали Юрий Башмет и Любовь Казарновкая

Производство оставалось самым крупным в отрасли и в послевоенные годы. В летнее время работал причал, построенный Понизовкиными. Постепенно налаживалась мирная жизнь. Культурным центром по-прежнему оставался особняк Понизовкина. Здесь размещались школа и клуб.

«1970-е годы — последний стабильный период работы завода. Советская экономика всё более начала отставать в производительности труда от капиталистических стран. В 1984 году в поселке построено новое здание школы. Требовавший ремонта особняк Никиты Понизовкина стал ветшать», — говорится в исторической справке замка Понизовкина.

Смерть промышленной империи

От заводских корпусов остались одни скелеты. И то не везде

К началу 1990-х годов переход к рыночной экономике стал трактоваться как средство от всех бед. Государственная собственность была поделена. В 1994 году крахмало-паточный завод попал в руки частных владельцев, не сумевших обеспечить финансовую устойчивость предприятию. Последующие владельцы не понимали ни исторической ценности завода, ни его роли в экономике Ярославской области.

— В 90-е Ярославский крахмалопаточный комбинат превратился в ООО «Ярпатока», а в начале нулевых и вовсе прекратил свое существование, — рассказал потомок купеческого рода Владимир Понизовкин.

Так сейчас выглядит крупнейшее до революции и в СССР крахмало-паточное предприятие

В 1993 году старый дом в поселке Бор, в котором родились все три брата Понизовкины, доходный дом в Ярославле и захоронения Понизовкиных были признаны главой администрации Ярославской области выявленными объектами культурного наследия. Но это не помогло сохранить то, что было. В 2007 году последние хозяева завода разобрали и продали железнодорожный путь от Ярославля до завода, но так и не погасили полугодовую задолженность рабочим по заработной плате. Затем изношенное оборудование завода (в том числе станки от Понизовкиных) сдали в утиль. Завод полностью развалили. Остальное — тоже.

— Доходный дом в Ярославле на пересечении улиц Собинова и Свободы был уничтожен перед празднованием 1000-летия Ярославля, и там теперь стоит новодел, — напомнил потомок купеческого рода Владимир Понизовкин. — Дом в Бору долгое время служил пристанищем для боровского интерната для детишек, но несколько лет назад его закрыли. Он теперь стоит в аварийном состоянии.

«Дом сорока» почти расселили. Но там по-прежнему живет несколько семей

Состояние не лучше и у «Дома сорока», построенного Понизовкиными для служащих завода. Недавно почти всех жильцов из него расселили. Но некоторые живут в доме до сих пор. Как говорят местные, оставили тех, у кого еще не совсем полы и потолки обвалились.

— Я пытался обратить на проблему внимание многих высокопоставленных чиновников Ярославской области, но долгое время было глухо, — добавил Владимир Понизовкин. — Сейчас реакция пошла, но проблема так и не решена.

Местные говорят, что сам дом очень хороший, но за ним нужно было следить
Здесь по-прежнему продолжают жить люди

Пятиэтажный 40-квартирный жилой дом — объект культурного наследия, называемый в народе «Домом сорока». Построен ориентировочно в 1913–1915 годах. Относится к ансамблю зданий крахмало-паточного завода купца Понизовкина. Это был жилой дом для технических служащих завода в начале XX века.

Новая жизнь Профинтерна


В марте 2009 года новым собственником заводских зданий в Красном Профинтерне стал известный предприниматель и депутат Ярославской областной думы Тигран Казарян. После этого здесь прекратилось мародерство, а корпуса немного подреставрировали. Глобальная реставрация уже несколько лет идет и в замке. Он уже прилично выглядит и снаружи, и более-менее внутри. Но работы еще много.

Так выглядел замок в Красном Профинтерне до реставрации

— Мы направляем работы реставраторов в русло максимального сохранения исторического лица территории и приспособление ее для полноценного отдыха, — рассказали в парк-отеле «Замок Понизовкина».

Тигран Казарян родился 11 октября 1970 года в городе Калинино. В 1992 году приехал в Ярославль, где занялся предпринимательской деятельностью. Два раза был избран депутатом Ярославской областной думы — в марте 2008 года и в сентябре 2018 года.

Новые хозяева сейчас изо всех сил пытаются привлечь туристов. Кроме экскурсий по замку они предлагают услуги трактира, гостиницы и даже организовали платную рыбалку. Но потоки туристов сюда так и не хлынули. Да и жизнь в поселке от этого лучше не стала. Будет ли у некогда центра промышленной империи шанс на восстановление — очень большой вопрос.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем