21 августа среда
СЕЙЧАС +21°С

В Ярославле родную мать обвинили в продаже ребёнка. Почему женщина отдала малышку в другую семью

Разбираемся в запутанной истории

Поделиться

Приёмная малышка стала родной

Фото: Елена Вахрушева

Мама этой малышки отказалась от неё ещё до её рождения. Сразу поняла — не потянет второго, нет денег. И также, ещё до рождения, у девочки появилась новые родители: пара Ольга и Дмитрий (имена изменены. — Прим. ред.) захотели стать её приемной семьёй. Сразу после выписки женщина отдала новорождённую дочку супружеской паре.

Несколько недель семья жила счастливо. И вдруг как гром среди ясного неба: на них завели уголовное дело по факту... покупки ребёнка. Теперь муж и жена, которые буквально несколько месяцев назад жили, как в сказке, не находят себе места. Они боятся, что у них заберут ставшего уже любимым ребёнка. И заберут навсегда. Так ли всё однозначно в этой истории? Можно ли просто так забрать малышку, которая уже восемь месяцев живёт в любви и заботе. И чем руководствуются органы опеки, которые вроде бы должны действовать в интересах ребёнка? Мы разбирались в этой непростой истории и узнавали, почему на самом деле родная мать отдала свою дочь и получила ли она за свой поступок вознаграждение?

Неразглашение

Половина девятого утра. Мы встречаемся с Ольгой и Дмитрием возле здания суда. Они приехали на заседание со своими адвокатами. Супруги нервничают и не скрывают этого. На Ольге просто лица нет. Это уже четвёртое судебное заседание, на котором решается вопрос об опекунстве над восьмимесячной девочкой. Но поскольку на супругов завели уголовное дело, органы опеки требуют забрать ребёнка из семьи.

Заседание закрытое. В зале суда только приёмные родители, адвокат, прокурор и органы опеки. Чиновники настаивают: люди, преследуемые по закону, не могут воспитывать ребёнка. Заседание, которое длилось полтора часа, ничем не закончилось. Решение вопроса перенесли на 1 ноября. 21 ноября заканчивается срок временной опеки над девочкой. Это значит, что если суд встанет на сторону прокуратуры и органов опеки, ребёнка заберут и сразу отдадут в другую семью. И Ольга и Дмитрий, даже если докажут свою невиновность, не смогут забрать дочку назад.

Из зала суда выходит заместитель начальника органов опеки и попечительства Ярославской области Людмила Игнатьичева. Мы пытаемся поймать её на выходе.

— Людмила Константиновна, чем закончилось судебное заседание? Почему органы опеки настаивают на том, что ребёнка купили?

— Я только что подписала бумаги о неразглашении информации, — чиновница даже не останавливается и проходит мимо нас.

Не против отдать ребенка

Мы ждём Ольгу и Дмитрия и едем к ним домой. Они живут в новостройке. Дом огорожен забором, на территории — детская площадка. Поднимаемся в квартиру. Она большая, светлая. Нас встречают бабушка и дедушка малышки. Девочка у них на руках. Мама сразу берёт её на руки, целует, не отпускает от себя. Мы проходим в комнату. На полу — детская игровая зона. Мама хочет посадить дочку на коврик, но та цепляется за кофту, не отпускает.

— Мы стояли на очереди на усыновление, — вспоминает Ольга. — Мы готовы были ждать и два, и три года, сколько потребуется. Мы очень хотели ребёнка. Подошли к этому осознанно: ходили в школу приёмных родителей, специально купили квартиру рядом с садиком. Мы ждали этого малыша. Случайно узнали о том, что есть такая женщина, которая уже на седьмом месяце беременности. И она хочет отказаться от ребёнка, хочет отдать его в детский дом. Мы познакомились с ней, спросили, не против ли она, если мы будем воспитывать её ребёнка. Она до последнего сомневалась. И мы были готовы к тому, что она нам откажет. Но мы обратились в органы опеки и сказали, что есть женщина, которая, возможно, будет не против отдать ребёнка нам. Нам в органах опеки рассказали, что надо делать: прийти с ней к нотариусу, оформить документы, что она не против передать ребёнка нам. А потом нужно будет сняться с очереди на усыновление и оформлять остальные документы.

Ольга и Дмитрий так и сделали. Оформили все документы у нотариуса. И стали ждать. Женщина родила девочку. В роддоме она отказалась кормить ребёнка грудью, потому что для себя решила: я его отдам. Как оказалось, женщина действительно находится в трудном положении. Но не столько материальном, сколько моральном. Дома у женщины были постоянные скандалы и разборки.

Девочка родилась с проблемами со здоровьем. Несмотря на это, Ольга и Дмитрий не отказались от малышки. Они забрали её, когда женщина выписалась из роддома.

«Пахнет куплей-продажей»

С появлением малышки Ольга ожила, расцвела. Она взяла на работе декретный отпуск (Ольга работает операционистом в одном из банков), стала заниматься ребёнком. Дмитрий признаётся: после работы стал бегом бежать домой. Дочка — это главный смысл жизни. Да и отношения с женой заиграли новыми красками. Это стала семья, полноценная семья. Травмы, которые девочка получила при родах, удалось вылечить. Но осталась врождённая болезнь, возможно, потребуется операция.

Спустя несколько дней после того, как супруги забрали девочку, они пришли в органы опеки, чтобы дальше делать всё по схеме, которую описали чиновники.

— Но вдруг нам заявляют: «Здесь явно пахнет куплей-продажей». Мы были в шоке. Никаких денег мы не предлагали и не платили. Эта женщина, она поступила… Ну чисто по-женски что ли… Да, пусть это грех, что она отказалась от ребёнка… Но ведь она его не в детский дом отдала, она отдала его достойным людям, — считает Ольга.

И главное: Ольга и Дмитрий, перед тем, как пойти к нотариусу, со всеми посоветовались: с юристами, с органами опеки. Они узнавали самые мельчайшие подробности, чтобы всё сделать по закону. Почему же органы опеки, которые сначала сами посоветовали будущим родителям обратиться к нотариусу, сейчас утверждают, что те купили ребёнка?

1 ноября решится судьба этой семьи

1 ноября решится судьба этой семьи

— Нам сказали, что такой совет нам давал молодой специалист. Он якобы ошибся. Они же не юристы. Абсурдность в том, что, когда нас оправдают, нам уже не взять дочку обратно на воспитание, ведь её сразу же определят в другую семью. Органы опеки ведь должны действовать в интересах ребёнка, они для этого и созданы. А получается, его забирают и передают в другое место, как игрушку какую-то, — говорит Ольга.

«Сразу поняли — она наша»

Мы сидим на полу возле детской зоны. Всё это время малышка на руках у мамы и папы. Ольга целует её, поправляет волосики.

— Вы чувствуете, что это ваш родной ребёнок? — спросили мы у Ольги и Дмитрия.

— Вы понимаете… — Ольга заплакала. Даже не заплакала, а стала задыхаться от слёз. Голос дрожит, срывается. — Это наш родной ребёнок! Мы как увидели её… Мы сразу поняли, что она наша. Я и мужу сказала: «Посмотри, какая она красивая… У нас с тобой лучше бы и не получилось.».

К ней подходит мама, приносит стакан воды. Муж заботливо гладит её по ноге. Немного помолчав, Дмитрий говорит:

— Мы готовы были ждать два-три года, чтобы сделать всё по закону, чем потом десять лет сидеть в тюрьме.

Мы задаём не самый приятный, но очень важный вопрос.

— Как думаете, в чью пользу решит суд? К какому результату готовитесь?

Ольга и Дмитрий не представляют своей жизни без этой девочки

Ольга и Дмитрий не представляют своей жизни без этой девочки

Оба супруга молчат несколько секунд.

— У меня отчаяние сменяется уверенностью… Ну должна же быть в этой жизни справедливость! — голос Ольги опять дрожит. Слёзы градом капают прямо на пол. Она продолжает почти шёпотом: — Понимаете, у меня такое ощущение… Я будто птица, которая застряла в гудроне. И вот она машет крыльями, машет, а выбраться не может, и понимает это, что сейчас завязнет… Если мне не помогут выйти достойно из этой ситуации, то и я не выберусь из этого гудрона, так и буду лежать, пока не закрою глаза и не умру.

— Нам тяжело, мы мысленно уже прощались с ребёнком… Дочка — это наш смысл жизни. Если её не будет, то и смысла жить и что-то продолжать не будет. И мысли уже всякие в голову лезут, — говорит Дмитрий.

Малышка начинает капризничать, трёт глаза, хочет спать. Мама берёт её на руки и начинает тихо укачивать, переходя из одной комнаты в другую. Сейчас супруги готовятся к новому судебному заседанию. 1 ноября они снова будут доказывать своё право воспитывать эту девочку.

— В марте 2018 года после выписки из родильного отделения одной из больниц мать передала новорождённую девочку усыновителям. В отношении 35-летней женщины возбуждено уголовное дело по факту торговли несовершеннолетними, — рассказали в СУ СК РФ по Ярославской области.

Комментарий специалиста

Адвокат семьи Александр Темпераментов:

— Когда будущие приёмные родители узнали, что необязательно ждать очередь, чтобы усыновить ребёнка из детского дома, а сама биологическая мама может передать его конкретным людям, они обратились в отдел опеки и попечительства, чтобы узнать, действительно ли существует такая процедура. По телефону им инспектор отдела сказал, что такая процедура возможна, подробно рассказал, как она делается. У супругов есть запись этого разговора. Она была сделана, чтобы точно следовать всем условиям, которые перечислял инспектор. Когда данная ситуация возникла, отдел опеки отказался от того, что объяснял супругам этот способ удочерения. Все условия, предусмотренные законом для удочерения ребенка, семейной парой были соблюдены. В настоящее время единственным основанием для вынесения решения об отказе супругам в удочерении девочки, может являться только факт их уголовного преследования. Это прекрасно понимали и представители органов опеки и попечительства. Доследственная проверка факта передачи ребёнка от родной матери Ольге и Дмитрию проводилась следственным отделом по Фрунзенскому району г. Ярославля СУ СК РФ по Ярославской области. 10 сентября 2018 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователи не нашили в действиях наших подзащитных состава преступления. Однако уже в начале октября 2018 года это постановление было отменено прокурором, а в отношении приемных родителей и матери ребенка возбуждено уголовное дело. Для нас пока остается загадкой, каким образом в столь сжатые сроки изменился взгляд следствия по данному вопросу. Не исключаем, что это каким-то образом связано с рассмотрением гражданского дела об удочерении. О том, что уголовное дело в отношении мамы ребенка и приёмных родителей было возбуждено, и они, и их адвокаты узнали из сообщения в СМИ. При этом адвокаты столкнулись с вопиющими нарушениями закона со стороны следственных органов. Несмотря на то, что уголовное дело было возбуждено 8 октября 2018 года и в отношении конкретных лиц, ни мы, ни наши подзащитные до сих пор не ознакомлены ни с постановлением об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, ни с самим постановлением о возбуждении уголовного дела. Находясь в статусе подозреваемых, фигуранты уголовного дела и их защитники вправе знать о существе подозрений и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела. Несмотря на наши персональные обращения к руководителю следственного отдела по Фрунзенскому району Ярославля СУ СК РФ по Ярославской области с заявлениями об ознакомлении с указанными документами, в нарушение положений, предусмотренных ст. ст. 46, 49 и 146 УПК РФ, защитникам подозреваемых в ознакомлении было отказано. Действия должностных лиц мы вынуждены в настоящее время обжаловать во Фрунзенском районном суде Ярославля. — рассказал адвокат семьи Александр Темпераментов.

Редакция 76.ru направляет запрос в органы опеки и попечительства, чтобы узнать, нарушила ли данная семья процедуру усыновления ребёнка.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
29 окт 2018 в 15:38

просто органы опеки сами получают деньги за малышей от кандидатов. а тут мимо прошел.. расстроились что мимо кассы.. вообще дурдом конечно. ребенок в любящей прекрасной семье - не эта ли цель у опеки? должны наоборот помочь со всеми документами семье.. а не трепать нервы.. родителям еще ребенка растить!

Гость
29 окт 2018 в 15:54

Ребенок должен остаться с единственными любящими родителями, других он не знает.

ююю
29 окт 2018 в 15:20

Дай бог, чтоб ребенок остался с этой семьей. Видно же что они очень ребеночка любят. Зачем опять малышку травмировать.