СЕЙЧАС +20°С

Шли пешком из деревень, чтобы работать здесь: как зажглась и угасла история кондитерской фабрики Ярославля

Почему у известного на весь мир предприятия закончился конфетно-букетный период

Сегодня здание фабрики скромно напоминает о бывшем величии

Сегодня здание фабрики скромно напоминает о бывшем величии

Поделиться

В октябре этого года известной кондитерской фабрике «Бельфор» исполнится 120 лет. Спустя больше чем столетие ярославцы и гости города, проходя мимо краснокирпичного здания, до сих пор, кажется, могут почувствовать запах шоколада и карамели. Купец Василий Кузнецов, который открыл производство в 1902 году, сделал так, что о местных сладостях узнали не только в соседних губерниях, но и за рубежом. Фабрика проработала до 2010-го, в последние два десятилетия под названием «Ярославлькондитер».

Кому сейчас принадлежит роскошное здание фабрики в квартале улиц Нахимсона, Первомайской, Андропова? С чего начиналась столетняя история ярославской кондитерки и почему фабрика закрылась? Рассказываем славную историю завода «Бельфор».

Разбогател на магазинах

Кандидат исторических наук, краевед и старший преподаватель ЯГПУ им. Ушинского Мария Александрова рассказала о том, какое место в истории Ярославля занимала всеми любимая «кондитерка», как ласково называют ее жители.

Фабрику построил племянник купца, который разбогател в Ярославской губернии на магазинах с бакалеей

Фабрику построил племянник купца, который разбогател в Ярославской губернии на магазинах с бакалеей

Поделиться

— Всё началось с того, что предпринимательские таланты семьи Кузнецовых появились тогда, когда один из них — Василий — решил приехать в Ярославль и открыть в губернском центре небольшую лавочку, — рассказывает Мария Александрова. — Он торговал сахаром, кофе, чаем и, конечно, сладостями. Через 15 лет дела пошли так хорошо, что купец имел уже четыре лавки в Ярославле и два каменных дома на Рождественской улице (ныне ул. Нахимсона. — Прим. автора) и в Нерехте. К концу XIX века он сделал состояние на бакалейном бизнесе и стал одним из богатейших купцов нашего города, практически миллионером. Не имея детей, Василий Кузнецов завещал состояние племяннику — Василию Платоновичу. Тот давно мечтал об организации собственного кондитерского производства. В 1902 году кузнецовская фабрика была открыта. Оснащенная новейшей паровой машиной, она сразу оставила далеко позади всех местных производителей, а через пару лет ярославские сладости завоевали награды крупнейших международных выставок. Через три года началось строительство нового трехэтажного корпуса фабрики, который выходил на площадь Богоявления. Здесь расположились не только мастерские и складские помещения, но и жилые комнаты со столовой для рабочих.

Почему «Бельфор»


Роскошное здание появилось через пять лет после запуска производства

Роскошное здание появилось через пять лет после запуска производства

Поделиться

В 1909 году Василий Платонович дал своей фирме звучное имя «Г. Бельфор», в честь небольшого французского городка Belfort. Это название купцу предложили московские коллеги. Ассортимент фабрики уже в первые годы работы был широчайшим: шоколад, ирис, разнообразные виды печенья, не говоря уже о привычных пряниках и леденцах, которые могли удовлетворить любые предпочтения.

Кроме того, Кузнецов оказался невероятно талантливым маркетологом.

Фабрика «Бельфор» выпускала серии конфет «Генералы 1812 года», «Сказки Пушкина», «Русские поговорки» и многие другие, а покупатели с азартом коллекционировали красивые обертки. К юбилею Н. В. Гоголя Кузнецов выпустил конфеты «Ревизор», где на обертках были напечатаны отрывки из комедии. Трудно представить, сколько надо было съесть конфет, чтоб прочитать всё произведение. У Кузнецова была также «Ребусная» карамель, «Детская» с загадками на фантиках и «Гадательная» — с предсказаниями.

Выжить в Советском Союзе

Здание ужасно пострадало во время жесткого подавления Белогвардейского мятежа в 1918 году

Здание ужасно пострадало во время жесткого подавления Белогвардейского мятежа в 1918 году

Поделиться

В 1918 году, во время июльского Белогвардейского восстания Ярославль подвергся беспрецедентному артобстрелу и выгорел практически на треть. Центральные кварталы города тоже пострадали. Например, находящийся рядом с кондитерской фабрикой южный корпус Гостиного двора был разрушен настолько, что уже не подлежал восстановлению.

Но фабрика Кузнецова (уже без своего владельца) смогла возродиться, на нее было свезено уцелевшее оборудование бывших конкурентов — Патеревского и Масленниковых. С этих пор бывшая фабрика «Бельфор» стала единственной кондитерской фабрикой в Ярославле, уже под новым названием «Путь к социализму».

Трудные времена наступили с началом Первой мировой (1914), когда стало не до конфет. Фабрика перешла на производство муки и макарон. Но после 1917 года «буржуям» Кузнецовым пришлось оставить свое детище, скрываться в родной Нерехте, затем эмигрировать. В это время фабрика была национализирована.

Воспоминания семьи рабочих фабрики


Здание фабрики спряталось в центральном квартале

Здание фабрики спряталось в центральном квартале

Поделиться

Рассказ глазами краеведа и тех, кто лично работал на конфетной фабрике — это две параллельные истории. Нам удалось пообщаться с Надеждой Мясниковой, чьи родственники были строителями и первыми рабочими кондитерской фабрики на Нахимсона, 18.

— В начале XX века отец моей мамы Семен Карпов был отправлен из деревни на строительство корпуса кондитерской фабрики в Ярославль. Дедушка строил карамельный цех, который появился намного раньше, нежели шоколадный, — рассказала Надежда Мясникова. — В 1926-м он перевез в город мою маму Веру Карпову, которая с четырнадцати лет работала тянульщицей карамели. Она рассказывала, что именно там испортила здоровье — невозможно было остановиться есть такие вкусные сладости.

Они растягивали липкую сахарную ленту руками, закрепляя ее на большом крюке, а потом обрезали большими ножами. У наших конфет был особенный вкус, который нельзя ни с чем перепутать. Кроме того, мама вспоминала о многих энтузиастах, которые были готовы работать бесплатно, а всё ради того, чтобы ярославская карамель славилась на весь мир. Многие даже приходили пешком из деревень, например из Ткачей, чтобы трудиться на кондитерке.

Вместо конфет — химзащита


Внутренний двор здания фабрики сегодня. С одной стороны надстроили целых два этажа

Внутренний двор здания фабрики сегодня. С одной стороны надстроили целых два этажа

Поделиться

Великая Отечественная война требовала на фронт совсем не конфет. Но ни в 1914 году, ни в 1941-м ярославская кондитерка не оставалась в стороне. И речь не только о макаронах.

— В начале Великой Отечественной здесь приступили к выпуску противоипритных бахил. Было трудно — необходимо освоить новую технологию, а работали здесь в то время 14–16-летние девочки. Трудились в противогазах по 12 часов, возили на себе сырье. При этом к 1942 году производство спецбахил достигло рекордных показателей — почти 2 миллиона пар. Фабрика вошла в число передовых предприятий промышленности страны, — рассказала краевед.

Иприт — боевое отравляющее вещество кожно-нарывного действия, которое применяли немцы во время войны. Противоипритная накидка должна предохранять дыхательные органы и кожные покровы воина от воздействия отравляющего вещества.

Кто владеет фабрикой сегодня

Часть корпусов используется и сегодня, а часть — разрушается

Часть корпусов используется и сегодня, а часть — разрушается

Поделиться

Сегодня корпус на Нахимсона № 18 находится в аварийном состоянии. Однако власти не особо контролируют происходящее со зданием, так как оно находится в частной собственности. С внутреннего двора видно, что здесь появился застекленный совсем не в историческом стиле надстроенный этаж, даже два. Многочисленные помещения бывших корпусов сдаются в аренду.

Изначально здание фабрики было трехэтажным

Изначально здание фабрики было трехэтажным

Поделиться

Вот что об этом рассказал Департамент охраны объектов культурного наследия Ярославской области:

— Лицом, ответственным за безопасную эксплуатацию здания, является собственник строения. В компетенцию департамента входит лишь выдача разрешительной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, надзор за такими работами, установление ответственности за повреждение, разрушение или уничтожение объекта культурного наследия.

В соответствии с федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» собственник объекта культурного наследия обязан осуществлять расходы на содержание культурного наследия и поддержание его в надлежащем техническом, санитарном и противопожарном состоянии.

Более того, заявлений о включении в перечень объектов культурного наследия иных зданий бывшей кондитерской фабрики «Бельфор» в департамент не поступало, — говорит исполняющая обязанности директора департамента Е. Н. Субботина.

Надстроенные этажи к историческому зданию в зоне ЮНЕСКО остались будто незамеченными законом и властью

Надстроенные этажи к историческому зданию в зоне ЮНЕСКО остались будто незамеченными законом и властью

Поделиться

Примечательно, что территория под зданием до сих пор значится на публичной кадастровой карте как производственная для размещения кондитерской фабрики. Такое назначение у земли под зданиями вдоль улицы Нахимсона (вплоть до дома № 16, который раньше был жилым, а сейчас в аварийном состоянии), а также у основного, что мы видим со стороны улицы Первомайской, и всего внутреннего двора. Иными словами, фабрика — это не только огромное здание из красного кирпича, а также всё то, где сейчас располагаются офисы и рестораны на улице Нахимсона. Большая территория.

По данным сервиса «Контур.Фокус», с 2015 года у здания № 18 числится 19 собственников. Один из крупнейших — московская компания «Бустер», занимающаяся недвижимостью. Это не агентство недвижимости, у нее нет своего сайта, но уставной капитал — полмиллиарда рублей. Компания не участвует в госзакупках, владеет ею на 90% бизнесмен Андрей Коваленко (не экс-хоккеист из Ярославля). Это совладелец птицефабрики «Зоомир» в поселке Красный Профинтерн.

Серое здание, здание из красного (и далее розового) кирпича — это всё бывшие корпуса фабрики

Серое здание, здание из красного (и далее розового) кирпича — это всё бывшие корпуса фабрики

Поделиться

А можно иначе


В крупных городах России есть немало примеров, когда в корпусах закрытых промышленных предприятий устраиваются новые пространства в стиле лофт — выставочные залы, коворкинги, общественные пространства, культурные центры. Есть, например, проекты «Винзавод» и «Флакон» в Москве, «Севкабель порт» в Санкт-Петербурге.

Из этого следует, что памятнику может быть и 100 лет, и 300, но он в равной степени способен как служить городу, так и — при отсутствии ухода — уродовать его облик. А внешний вид Ярославля — это не только культурное наследие, но и туристический потенциал, который может быть обращен в прямой доход. Нашему городу повезло, он невероятно богат на архитектурные памятники, при этом многие из них буквально кричат о помощи. Наивно полагать, что все проблемы с реставрацией многочисленных старинных зданий решаются просто по мановению чьей-то властной руки. Кроме проблемы отсутствия средств, есть и ограничения, связанные с эксплуатацией и реставрацией памятников культуры. Тем не менее выход может состоять в разработке комплексных программ (а такие примеры уже есть), связанных с привлечением частных капиталов на льготных условиях, грамотно организованных волонтерских проектов. В любом случае эта проблема должна стоять в числе актуальных, необходимо привлекать к ней внимание и власти, и общественности.

Здание очень красивое по сей день

Здание очень красивое по сей день

Поделиться

О том, как преобразить территорию этой фабрики и многих других в Ярославле, мы беседовали с экспертами в области креативного бизнеса. Они составили список промзон, которые можно сегодня использовать иначе, но с пользой.

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ13
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter