«Невозможно ничего доказать»: жена арестованного ярославца рассказала, как содержат заключенных в СИЗО

Сотрудники исправительной системы отрицают претензии, делая вид, что их и не было

Родные ярославцев, попавших в <nobr class="_">СИЗО-1</nobr>, жалуются на плохие условия содержания

Родные ярославцев, попавших в СИЗО-1, жалуются на плохие условия содержания

Поделиться

Ярославская исправительная система печально прославилась на всю страну жестокими пытками и избиениями заключенных. Многие помнят громкое дело об издевательствах в колонии № 1. Но, судя по всему, наплевательское отношение к тем, кого считают преступившими закон, начинается еще раньше — уже тогда, когда люди только ждут суда и приговора, каким бы он в итоге ни оказался — обвинительным или оправдательным. По крайней мере, об этом через свою супругу рассказал один из находящихся сейчас в СИЗО-1 Ярославля арестованных.

«Там творится беспредел»

Жена 36-летнего Руслана Косташа Светлана обратилась к нам с жалобой на жуткие условия, в которых содержат ее мужа. Мужчина находится в СИЗО-1 с апреля 2020 года.

— Там творится настоящий беспредел! — говорит Светлана. — Муж пишет мне, что в камерах изолятора грязно, на стенах грибок, бегают крысы. При этом в камерах нет элементарного инвентаря для уборки — веников, тряпок, хотя всё это должны выдавать. Аналогичная ситуация со средствами индивидуальной гигиены — мылом, зубной пастой. Более того, заключенных не водят регулярно в баню и даже на прогулку! Передать книги, газеты, телевизор в камеру нельзя, хотя запрета на это нет. Часть передачек по каким-то причинам возвращают назад. Или у нас человек, попавший в тюрьму, уже не человек? Ведь никто от этого не застрахован!

Одно из обращении Руслана Косташа к руководству УФСИН по Ярославской области

Одно из обращении Руслана Косташа к руководству УФСИН по Ярославской области

Поделиться

Информация не соответствует действительности?


Мы направили запрос о ситуации в Управление ФСИН России по Ярославской области. Из полученного официального ответа, подписанного уже бывшим начальником управления Евгением Поповым (буквально на днях его сменил Юрий Емец), следует, что все озвученные женщиной претензии в ведомстве не признают.

— Информация о том, что в камерах грязно, не выдаются инвентарь и моющие средства для самостоятельной уборки, не соответствует действительности. Подозреваемым и обвиняемым предоставляется время для прогулки длительностью не менее одного часа в день. За период содержания Руслан Косташ с устными либо письменными заявлениями к администрации о выдаче ему индивидуальных средств гигиены не обращался. Для общего пользования содержащимся в камере выдаются средства гигиены. В соответствии с нормами действующего законодательства подозреваемым и обвиняемым разрешается получать посылки, вес которых не должен превышать норм, предусмотренных почтовыми правилами, а также передачи общим весом не более 30 килограммов в месяц. Продукты с истекшим сроком хранения или годности, а также те, у которых невозможно установить дату изготовления или срок годности, подлежат возврату или уничтожению в установленном порядке, — говорится в документе.

Со всеми жалобами в ФСИН предложили обращаться к руководству управления или к начальнику СИЗО-1. Впрочем, Светлана говорит, что они с мужем уже делали это неоднократно, но пока так ничего не добились.

— Когда московская прокуратура приезжала, к ним в спецблок почему-то проверяющих не водили — якобы там был ремонт. И вот уже полтора года я добиваюсь хоть чего-то не только для супруга, но и для других, которые не могут ходить и жаловаться, — говорит Светлана.

Ничего не доказать


Как-то доказать нарушения арестованные практически не могут. Остается только верить или не верить им на слово.

— Я находился там в 2012–2013 годах. Но у меня есть данные, что с тех пор там особо ничего не поменялось. Могу сказать, что проблема с предоставлением инвентаря для уборки там была всегда. Веники, тазики, ведра всегда сами приобретали. В корпусе, где живет хозобслуга, еще более-менее чисто. В остальных — грязь, холод. Только на время проверок добавляют отопление. Там угольная котельная. Может быть, подвели бы газ — было бы теплее. Туалетную бумагу, мыло, зубную пасту должны выдавать раз в месяц, но это делается далеко не всегда. Могу подтвердить, что и на прогулку, и на помывку водят реже, чем положено. На мой взгляд, во многом это связано с нехваткой персонала. Доказать что-то сложно. Сейчас все сотрудники должны ходить с видеорегистраторами, особенно во время прогулок. Но по опыту знаю, что во время проверок оказывается, что якобы видеорегистратор сломался или сервер не записал. Выдача веников, мыла и прочих средств гигиены обычно происходит с занесением этой информации в журналы. Но, возможно, они и заполнены. А что по факту — никак не проверишь, — пояснил правозащитник, сотрудник ярославского отделения благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая»* Руслан Вахапов.

Бывший заключенный ярославской ИК-1 Руслан Вахапов прославился на всю страну, когда публично заявил о пытках осужденных сотрудниками ФСИН в колонии. Позже это дело переросло в большой скандал, когда факты стали подтверждать заключенные Иван Непомнящий и Евгений Макаров, а в «Новую газету» попало видео пыток одного из них.

По его мнению, путь у арестованных и их родных пока только один — продолжать жаловаться в прокуратуру, уполномоченному по правам человека Ярославской области, в другие правозащитные организации.

Кстати, Светлана уже написала обращение омбудсмену. И 9 ноября он побеседовал с ее мужем.

— Главный вопрос, который он поднимает, — это вопрос об обоснованности постановки его на так называемый учет как склонного к поджигательству. На основании этого решения его перевели в спецблок — блок камер, которые расположены отдельно от других камер. Среди других он назвал бытовые проблемы — с предоставлением веника, заменой постельного белья, регулярностью прогулок, помывки. Я направил запрос в управление ФСИН по Ярославской области, чтобы мне дали ответы на все эти вопросы. Впоследствии, если у меня возникнут сомнения в законности действий сотрудников СИЗО-1, запрос будет направлен в прокуратуру области для проведения дополнительной проверки. Также претензии по бытовым вопросам передал начальнику следственного изолятора. В ближайшее время я проверю, как проблемы будут решены, — прокомментировал уполномоченный по правам человека Ярославской области Сергей Бабуркин.

Дело не в жалости к арестованным

В заключение скажем, что Руслана Косташа обвиняют в поджоге дома, в котором погибли четыре человека — трое мужчин и женщина. Пожар случился 2 февраля 2020 года на улице Посохова в Красноперекопском районе. Следствие предъявило обвинение трем братьям.

— Обвиняемые в состоянии алкогольного опьянения пришли к знакомым, проживающим в частном доме в поисках местного жителя, с которым незадолго до этого у одного из них случился конфликт. Несмотря на то что «обидчика» в доме не оказалось, они избили хозяев и двух их гостей. Когда потерпевшие потеряли сознание, братья похитили их имущество и с целью сокрытия преступления подожгли дом, — сообщали в СУ СКР по Ярославской области.

Суд приговорил Руслана Косташа к пожизненному лишению свободы. Двоих других мужчин — к четырем и шести годам заключения. Однако Руслан Косташ подал апелляцию — он не признаёт себя виновным. Сейчас он ждет еще одного суда.

Конечно, большинство тех, кто попадают в СИЗО, по итогу судом признаются виновными в преступлениях. Поэтому у многих их жалобы из-за решетки не вызывают жалости. И всё же дело тут не столько в жалости или сочувствии к тем, кто преступил закон, а в том, что государство в лице системы исполнения наказаний, если верить словам арестованных, само не выполняет установленных правил. В связи с этим просим прокуратуру и ФСИН считать этот материал официальным обращением с требованием проверить соблюдение прав граждан, оказавшихся в заключении, — прав, которые власти сами же и установили.

* Признан иноагентом

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter