6 мая четверг
СЕЙЧАС +3°С

Светлана Лягушева, директор «Фонда милосердия и здоровья»: «Половина сообщений о сборе средств в Интернете – мошенничество»

Поделиться

Поделиться

Сегодня благотворительность стала не просто жестом доброй воли, но уже модным трендом. В преддверии новогодних и рождественских праздников многочисленные компании заваливают подарками детские дома, устраивают благотворительные балы и аукционы. В Сети каждый день появляются сотни жалостливых историй о больных детях и объявляется очередной сбор средств. Как не стать жертвой «благотворительных» мошенников, почему не нужно везти подарки в детские дома и как помогать правильно 76.ru рассказала бессменный руководитель ярославского отделения «Российского фонда милосердия и здоровья» Светлана Лягушева.

– Светлана Николаевна, наверняка перед Новым годом ваш фонд переживает наплыв благотворителей. Расскажите, как оказать помощь грамотно?

– Каждый третий, кто к нам обращается, хочет привезти подарки, игрушки в детские дома или отдать свою ненужную одежду. При этом они в свом сознании, вероятно, поставили галочку, что помогли сиротам и им это когда-то зачтется. На самом деле, детям не нужны подарки – они не избавят их от одиночества. Купить сладкий подарок в детский дом – это самая бесполезная трата денег. Каждый воспитанник детдома получает в новогодние праздники как минимум по пять-шесть подарков. А уж когда люди несут старые вещи, привезенные с дачи, – это вовсе не благотворительность. Кусок мыла или упаковка зубной пасты будут гораздо полезнее. Поймите, что те, кто нуждается в помощи, они тоже люди, относитесь к ним уважительно.

Поэтому для начала нужно определиться, кому вы хотите помочь – больным детям, одиноким старикам или бездомным животным. Затем найдите организацию, которая курирует эти направления, и выясните, что именно им необходимо в данный момент. Возможно, будут нужнее памперсы, детское питание, теплые вещи, какие-то лекарства или просто ваша помощь в организации праздника.

– Вы помните самое большое и самое маленькое пожертвование в ваш фонд?

– Самое маленькое – это три рубля, которые пожертвовал школьник одного из сельских районов, сэкономив на собственных завтраках. А самое большое – нам перечислили два миллиона на лечение ребенка. Но не бывает больших или маленьких сумм, они все одинаково ценны и важны.

– Сегодня очень трудно определить, кто реально занимается благотворительностью, а кто паразитирует на добрых чувствах людей.

– К сожалению, мошенников в этой сфере очень много. Один из примеров – так называемые жертвенники, которые стоят в магазинах или аптеках. На одном из них я увидела название детского дома, для которого якобы собираются средства. Позвонила туда, пообщалась с руководством. Как выяснилось, они вообще не слышали ни о каком сборе и никаких денег они не получают. Значит, всю выручку забирают те, кто поставил этот ящик.

Если собираетесь опустить деньги в подобный жертвенник, обратите внимание, что на каждом ящичке в обязательном порядке должна быть бумажная пломба с печатью компании, установившей жертвенник. Также должен быть договор с организацией, где установлен ящик.

Такая же печальная история с волонтерами, которые собирают средства в торговых центрах, продают браслетики или цветы из воздушных шариков. Зачастую они просят деньги даже не для ярославских детей. Совсем недавно я поинтересовалась, кто они такие, кому собирают на лечение. Оказалось, что на фотографии больной мальчик из Красноярска. А прикрываются они именем известной благотворительной организации, в которой о них также ничего не знают.

– Пожалуй, самое благодатное место для жуликов – это Интернет, где постоянно происходит сбор денег для очередного смертельно больного ребенка. Можно ли вообще верить подобным сообщениям?

– Практически половина сообщений о сборе средств – это мошенничество. Причем большая часть происходит в области частных сборов, без участия благотворительных организаций. При этом инициаторы сбора не представляют никаких подтверждающих документов, счетов, не дают никаких отчетов, на что ушли средства.

Часто бывает, что собирают деньги на ребенка, которого родители уже сдали в детский дом, или он умер. В Ярославле тоже есть несколько семей, которые постоянно на что-то собирают деньги. То на лечение в Италии, то в Израиле. Все это, конечно, не поддается никакому контролю.

– Но что же делать родителям, у которых реально есть больной ребенок и ему необходимо дорогостоящее лечение?

– Есть критические ситуации, когда помощь ребенку требуется сегодня. Вот прямо сейчас. К примеру, ребенок находится на диализе и сумма его лечения в месяц стоит порядка 70–80 тысяч рублей. В таких случаях бесполезно запускать сбор средств, это слишком долго. И мы понимаем, что кто-то другой еще может подождать, а вот этим ребятам нужно помогать срочно, потому что без этих процедур он не сможет жить. На такие случаи у нас есть долгосрочная программа «Больное детство». Это некий фонд, который позволяет аккумулировать денежные средства, поступающие от наших долгосрочных партнеров.

– Если требуется лечение за границей, тоже можно обращаться к вам?

– Если вы не имеете опыта общения с зарубежными клиниками, то лучше всего обратиться в фонд с известным именем и проверенной репутацией. Зачастую даже не требуется идти на федеральные каналы и поднимать широкую общественность. Иногда мы можем обойтись своими силами, своими связями.

К сожалению, многие родители в отчаянии и панике начиная вот такой самостоятельный сбор средств и поиск клиник, обращаются к различным недобросовестным посредникам. В результате они еще сильнее усугубляют свое положение. Один из примеров: мальчик из Ярославля, которому всем миром собрали на лечение внушительную сумму – 64 тысячи долларов. У него был тяжелый диагноз, но его могли лечить в России. В итоге ребенка увезли в Израиль. Вместе с мамой он прожил 21 день в приписном медицинском центре. В саму клинику они так и не попали. Все это время ребенок собирал кубики, перекладывал какие-то планочки. За четыре миллиона рублей, да. Но опухоль от таких действий, как вы понимаете, не рассасывается.

Когда деньги закончились, маме предложили заплатить еще 36 тысяч долларов и прооперировать мальчика. Поскольку денег не было, семья вернулась на родину, и они продолжили лечение в Ярославле. И таких случаев, к сожалению, много.

– Означает ли это, что лечение за границей не всегда оправдано, или просто в данном случае нуждающейся семье попались те самые жулики-посредники?

– И то, и другое. В роли посредников нередко выступают люди, которые сами проходили курс лечения или оперировались за границей, а потом у них кончились деньги. Они ищут семью с больным ребенком (потому что на детей проще собрать деньги), предлагают свои услуги и берут за посредничество огромную долю из собранных средств – от 40 до 80%.

Что касается лечения за рубежом – оно, конечно, эффективно, но не всегда оправдано. Зачастую можно получить те же процедуры и у нас. К примеру, приходит ко мне мамочка ребенка, у которого неизлечимая болезнь. Ни одна из существующих методик лечения результата не даст. Возможна только реабилитация, социализация, причем долговременная и постоянная. Родительница начиталась всего в Интернете и хочет отправить ребенка в Испанию или Италию. На это требуется 3,5 млн рублей. Причем, через три месяца снова потребуется такой же курс массажей, упражнений и занятий. При этом ей не пришло в голову обратиться в наш перинатальный центр, в известный реабилитационный центр в Подмосковье, в Новозыбков в Брянской области. Зачем? Она же хочет своему ребенку «самое лучшее». А оно, по ее мнению, может быть исключительно в Италии или Испании. Хотя те же самые процедуры у нас стоят в десятки раз дешевле.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...