10 мая понедельник
СЕЙЧАС +9°С

«Мне было безумно страшно»: девушка, которую искали всем городом, рассказала, почему тайно сбежала от мамы

Целые сутки в Ярославле разыскивали Лидию Мартышенкову

Поделиться

Лиду искали всем городом

Лиду искали всем городом

Поделиться

Пропавшая в Ярославле девушка рассказала, почему тайно сбежала от мамы

Лиду Мартышенкову, пропавшую в Ярославле, искали всем городом целые сутки. Молодая медсестра пропала, отправив маме СМС. Вся семья была в панике — у Лиды были прекрасные отношения с мамой, говорили родные. В комментариях строили разные версии — от криминальных до предположений, что девушка просто «загуляла», сбежав от гиперопеки мамы. Нашлась Лида дома у своего молодого человека. О том, что он у Лиды вообще есть, мама узнала, только когда девушка вышла наконец на связь.


Мы поговорили с Лидой, и она рассказала, как всё было и почему она сбежала на самом деле. Публикуем колонку девушки.

Меня многие осуждают за этот поступок, и мало кто вошел в мое положение и понял меня. Я просто устала тогда. Внутри накопилось столько всего, что казалось: еще немного — и я просто взорвусь. Понимаете, у меня была не самая легкая судьба.

Я до 12 лет росла в детдоме. Когда мне было 9, меня забрала семья пожилых людей. Я была счастлива, когда узнала, что меня хотят забрать. Но счастье длилось недолго.

Никогда не забуду, как мы шли с этой женщиной домой и я спросила: «Можно называть вас мамой?», а она ответила: «Нет, конечно! Я для тебя тетя Аня». С того момента я перестала произносить это слово вслух. Просто не могла себя перебороть. Эти люди часто ругались из-за меня. Женщина работала учителем, поэтому постоянно меня воспитывала. Это не нравилось ее мужу, он ревновал ее ко мне, потому что она уделяла мне внимание. Однажды даже пытался ударить, но я убежала. Тогда я, кстати, впервые сбежала из дома. Потом они решили разводиться и отдали меня назад. Я была им не нужна.

Когда я снова оказалась в детдоме, меня обвинили в том, что я сама потеряла возможность жить в семье и что меня больше никто не удочерит. Но я верила, что Господь подарит мне семью, и это произошло. Когда мне было 12, у меня наконец появилась мама, которую я впервые смогла так назвать в 17 лет.

Я очень ее люблю, а она любит меня. Мы с ней действительно родственные души. Она всегда давала мне всё самое лучшее, я ни в чем не нуждалась. Она стала для меня той, кого я смогла назвать мамой. Это очень многое значит для меня. Но в бочке меда всегда есть ложка дегтя.

Речь идет о гиперопеке. Моя мама очень меня любит и переживает за меня. Но это дикая, безумная любовь к ребенку, когда ты ни на шаг не отпускаешь его от себя. Мысль о том, что я уже взрослый человек и могу самостоятельно жить, сводит ее с ума. Она не хочет делить меня ни с кем, это очень эгоистичная любовь.

Я всегда была рядом с мамой, во всём. Я устроилась на такую работу, чтобы она переживала как можно меньше. Она была в двух шагах от дома, чтобы мама лишний раз не переживала. После 15:00 я была уже свободна и шла домой.

С друзьями я общалась только в колледже. Гулять ходила всегда с мамой, куда угодно — но с мамой. У меня не было компаний как таковых. И я привыкла к этому и даже не жалуюсь. Это даже не привычка, это образ жизни. Для меня это норма. Но мне хотелось свободы действий и спокойно общаться с родными сестрами. Мама не очень хотела, чтобы мы общались. Иногда разрешала нам видеться, но ставила условие, что будет ждать меня внизу, в машине. Под конец мне это уже надоедало, я думала: «Опять? Серьезно? Ты что, совсем мне не доверяешь?» Когда я пропала, она первым делом позвонила моим сестрам и начала кричать, что это они меня украли и укрывают.

Я девушка, я хочу семью и отношений. Это нормально, особенно когда все твои погодки уже замужем. Речь идет не о похоти, в которой меня обвинили незнакомые люди в комментариях под записями о моей пропаже. Отношения — это возможность решать что-то самостоятельно. Вот чего я хотела. Год я встречалась со своим молодым человеком, о котором мама не знала. Она бы его не приняла, он не подходит мне по ее критериям. Она говорила, что ей нужно подготовиться к тому, что я когда-нибудь выйду замуж. После она призналась, что не разрешила бы мне общаться с моим молодым человеком. Я знала это, поэтому и решилась на такой шаг.

Мне было безумно страшно, когда меня искали. Когда мы сидели в такси, я написала маме сообщение, а отправил его мой молодой человек. Я тогда потеряла сознание — так сильно распереживалась. Я думала о том, каково сейчас маме, о том, что я делаю. Этот шаг дался мне совсем нелегко. Я испытывала ужасное чувство вины перед мамой, понимала, что я ее разочарую своим поступком. Я постоянно передумывала, говорила: «Может, не надо? Давай я вернусь?» Когда я оказалась у Егора дома, то очень долго спала. Ничего не ела от волнения почти сутки. Когда мой молодой человек сказал, что к нам придет следователь, у меня началась истерика. Я боялась, что, когда мы приедем в отделение, там будет мама. Мне было бы стыдно на нее смотреть, я винила себя в том, что она переживала.

Когда меня нашли, у мамы была истерика. Она плакала и говорила, что всё хорошо, она не злится, лишь бы со мной всё нормально было. Но я знаю, что она во мне разочаровалась. Но я не могла больше ставить ее интересы выше своих. Она постоянно говорила мне, что еще не время, что когда-нибудь я выйду замуж, уеду, но не сейчас. Меня пугало то, что я могла прожить так, как жила до 30 лет. Я была уже морально истощена и мне тяжело было жить, кормясь «завтраками» о том, что всё будет, но попозже. Я всегда была хорошей дочерью, старалась ее оберегать от нервов и стресса лишний раз. Изначально я даже несколько раз отказывалась от Егора, наговорила ему кучу всего, что не брошу семью, что я так не могу. Мы расставались на время, но я очень страдала в эти моменты. Потому что знала, что мама не одобрит, и я боялась ее разочаровать. Я не хотела делать ей больно, но я устала от того, что мне приходится подавлять свои желания.

Сейчас я живу со своим женихом, в мае у нас свадьба. Мама старается к этому привыкнуть. Пару раз она спрашивала, не передумала ли я. Я приняла решение и с 9 апреля, когда я ушла, домой я так и не возвращалась. С мамой мы общаемся. Всё нормально. Я всё равно ее очень люблю, а в жизни бывает всякое. Я наконец-то сделала то, что захотела сама, не спрашивая чьего-то одобрения. Сейчас учусь жить отдельно, принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. То, что за меня постоянно что-то решали, дало свои плоды, пока что я не очень умею брать на себя ответственность. Я привыкла, что есть кто-то старше, кто возьмет всё на себя. Но надеюсь, что смогу это скоро исправить.

Комментарий психолога

Ярославский психолог Элла Белугина:

— Никого нельзя считать виноватыми в этой истории. Это больное место этой семьи. Они просто вовремя не смогли договориться. Мама не хотела отпускать свою дочку от себя. Возможно, она не хочет признавать, что та повзрослела и может жить самостоятельно. То, что девушка в 22 года захотела жить отдельно, это абсолютно нормально. Способ, конечно, был выбран не самый лучший, но у некоторых не выходит прийти к компромиссу в разговоре. В случае, если у родителей возникает подобная проблема, им стоит подумать о том, что ребенок не должен быть их единственным смыслом жизни. Да, его нужно поддерживать и оберегать. Но нельзя, чтобы весь мир крутился вокруг ребенка.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК17
  • СМЕХ7
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ярославле? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...