Авто День ГИБДД, или Журналисты под прикрытием

День ГИБДД, или Журналисты под прикрытием

В форме инспектора ДПС мне неуютно. Во-первых, она великовата, во-вторых, «дилетанта» во мне выдает каждая деталь – от очков и нестандартной обуви до чересчур сухого телосложения. А еще – слишком напряженное лицо...

В форме инспектора ДПС мне неуютно. Во-первых, она великовата, во-вторых, «дилетанта» во мне выдает каждая деталь – от очков и нестандартной обуви до чересчур сухого телосложения. А еще – слишком напряженное лицо.

Ну, со мной-то еще понятно – стажер, потому и лицо такое, а каково Маше Шраменко в капитанских погонах? Первый же водитель Audi со смехом замечает: «Что, теперь женщины в ДПС идут?» Он, кстати, прав – на дорогах области не дежурит ни одной женщины-инспектора ГИБДД.

Настоящий экипаж ДПС, с которым мы дежурим, относится к специальному батальону ГИБДД и «заточен» сугубо на серьезные нарушения: езду в нетрезвом виде, отсутствие талона техосмотра, выезд на «встречку». К сожалению, мелкие грешки – не наша специализация, а потому в отношении непристегнутых и тонированных мы ограничиваемся предупреждением. Напоминает рыбную ловлю: налимов берем, частик отпускаем. Оказывается, подобная практика распространена, и многие экипажи ДПС ориентированы на конкретные виды нарушений. На мой взгляд, это не вполне правильно, ведь инспектор ГИБДД – представитель закона, а потому должен реагировать на любые его попрания.

«А за скорость будем ловить?» – уточняем с надеждой.

«Водители же не дураки, – отвечает один из инспекторов Александр. – В ядовитых жилетках нас издалека видно, или встречные помигают просто. Тем более в этом месте не гонят».

Не только не гонят, но, завидев нас, с демонстративной законопослушностью тащатся километров 40 в час. Со стороны смотрится забавно.

Зато воскресный вечер – урожайная пора на пьяных водителей. Напарник Александра Виталий рассказывает, что отличить «пьяную» машину иногда можно по ряду внешних «аномальностей»: едет либо слишком быстро, либо слишком медленно, иногда по центру дороги, иногда по обочине.

Некоторые пьяные, заботясь об окружающих, включают аварийку, поэтому когда из-за поворота неспешно выплывает мерцающая «семерка», все оживляются. Тем более для конспирации водитель тут же погасил световые сигналы.

Мы с Машей запоминаем последовательность действий. Так... Сначала жезл вертикально для привлечения внимания, затем «кликаем» на интересующую машину и указываем место для остановки... Это понятно... Затем идем к машине, неспешно, уверенно... С этим у нас проблемы – не надо сигать через дорогу аршинными шагами с глазами заблудившегося туриста. Надо вышагивать без суеты, спокойно, ведь и водителю нужно время, чтобы достать документы. Потом козыряем и представляемся по форме: «Здравствуйте, инспектор ДПС капитан такой-то». Если водитель вышел из машины (это необязательно), просим отойти с проезжей части: самое безопасное место – перед капотом. Затем требуем документы, если машина старая – талон техосмотра, если относится к угоняемым – сверяем номер кузова и двигателя.

Что касается нетрезвых, то для начала нужно выявить у водителя один или несколько признаков опьянения, вроде запаха алкоголя изо рта, нарушения речи, резкого дрожания пальцев рук или поведения, не соответствующего обстановке. Такие наблюдения необходимо отразить в протоколе. В случае с алкогольным опьянением основным признаком является запах изо рта, покраснение глаз и кожных покровов. А если водитель под наркотой – неадекватное поведение. У каждого инспектора найдется пара историй с подобными персонажами, вот и Александр рассказывает нам про парня, который на вопрос, куда направляетесь, отвечал: «Забирать медвежонка». Какого медвежонка? «Вот такого», – парень обозначил примерный рост воображаемого друга. А на просьбу показать вены оттянул на запястье два кровеносных сосуда, словно макаронины. Наверное, для лучшей видимости.

Но у водителя мигающей «семерки» признаков опьянения не выявлено. Аварийка предупреждала о невозможность ехать достаточно быстро – машина старая, электрика барахлит. Правда, водитель говорил по-русски с акцентом, поэтому Виталий проверил права на ультрафиолетовом детекторе подлинности. Настоящие. «Счастливого пути».

А вот это уже интересней – на жест Александра водитель ВАЗ-2111 отреагировал с заметным запаздыванием, тормозил уже на обочине и съехал с дороги так сильно, что едва не завалил машину в кювет.

В машине – шесть человек, что является нарушением правил перевозки пассажиров, но, как вы поняли, «гольян» нас не интересует. Едут со свадьбы. Кто-то из пассажиров стремглав сигает за ограждение слить «конденсат» и возвращается к машине по неевклидовой траектории под гогот остальных. Но водитель трезв. Александр задает ему несколько дополнительных вопросов, чтобы убедиться, не везет ли он, к примеру, медвежонка. Не везет. «Счастливого пути». Эх... Не везет, так не везет.

Наконец попадается первый водитель с признаками опьянения – неуверенная речь, легкий запах перегара. «Вчера употребляли алкогольные напитки?» – уточняет Александр. «Нет, не пил я», – напряженно отвечает наш «улов», косясь на алкотестер. Скажу честно, определить на глаз, действительно ли он трезв или просто устал, сложно. Так что приглашение к алкотестеру – не способ психологического давления, а необходимость. Водитель дует в трубочку, у него никак не получается сделать хороший выдох, он расстраивается, пробует снова, и прибор показывает, что он трезвый. «Счастливого пути».

Инспекторы признаются, что оформлять пьяного – большая морока. Водитель имеет право не согласиться с показаниями алкотестера, и тогда его необходимо доставить на полноценную медэкспертизу. При этом автомобиль остается на месте задержания, и для его охраны вызывается другой экипаж, поскольку, пока нетрезвость водителя не подтверждена, никаких манипуляций с его имуществом проводить нельзя.

Тем временем у нас «поспел» еще один подозреваемый, который божится, что не пьет уже пятнадцать лет. Голос звучит убедительно, однако внешность и выражение лица похмельные. Но прибор снова показывает «Водитель трезв» – простите, что подозревали. Кстати, нередко признаки опьянения, вроде нечеткой речи или покраснения глаз, могут появиться от элементарной усталости или стресса, так что не загоняйте себя в длительных поездках. Иной раз вы действительно можете сойти за пьяного, да и реакция в эти минуты у вас не лучше.

Наше «дежурство» совпало с антитеррористическими учениями , поэтому мы тормозим машины часто и многих просим открыть багажники. В принципе, вне стационарных постов ДПС инспекторы не могут останавливать автомобиль безосновательно, однако в данном случае основанием является спецоперация, на что есть соответствующие документы. Водители реагируют на наши действия спокойно, без грубостей, и в подавляющем большинстве выходят из автомобилей сами. Некоторые хмуры и сосредоточены, некоторые – заискивающе веселы, но признаков агрессии не проявляет никто.

У инспекторов ДПС очень характерная походка, чуть вразвалочку, и неспешная настойчивая речь. Теперь я понимаю корни этой типичности: когда тормозишь двадцатую машину за час, повторяющаяся из раза в раз мантра «Инспектор ДПС... лейтенант... отойдите с проезжей части... документы...» настолько вязнет на зубах, что произносишь ее почти автоматически, и стараешься делать это как можно четче, чтобы избежать переспрашиваний. Кроме того, должностные инструкции обязывают инспекторов быть вежливыми и сдержанными, чего у них действительно не отнять.

Мы заступили на дежурство около девяти вечера, а смена длится 12 часов. Если поначалу стоять на посту прикольно, то со временем начинаешь понимать, почему в инспекторы не идут женщины.

Машин становится все меньше, сумерки мешают различать марку автомобилей, а приятный вечерний воздух быстро остывает. Все чаще хочется посидеть в машине, и все скучнее тормозить очередной автомобиль. Тяжесть в ногах усиливается, но мы-то с Машей в обычной амуниции, а Виталий и Александр облачены в бронежилеты, килограммов по восемь каждый.

Комары – казалось бы, мелочь, а как досаждают! «Особенно страшное место возле Еткуля, там заболочено, – говорит Александр. – Этим летом их поменьше, а то прямо живьем едят. Нам даже баллончики выдавали».

Мы дежурили практически в идеальное время – hot summer night... А каково стоять на посту промозглой осенью, когда утренний дождь смывает с травы изморось? А зимой в минус тридцать? «Ходим по очереди греться в машину, – говорит Александр. – Только стекла изнутри от этого обмерзают, ничего не видно».

Питание – другая проблема. На обед отводится час, так что съездить до города удается не всегда. Закусочные на трассе? «Ну, иногда можно рискнуть, но чтобы постоянно...» – разводит руками Виталий. Брать с собой? «Тогда получается сухомятка. Обед – через шесть часов после начала смены, и если погода теплая, горячее успевает испортиться».

Маша расспрашивает Виталия, приходится ли им применять физическую силу. «Ну, конечно, – коротко отвечает он. – Водители разные попадаются».

Тем временем подъезжает проверяющий и привозит фотороботы трех человек, подозреваемых в преступлении. Чуть раньше приходит ориентировка на черный Hyundai Getz, который сбил человека. Подобная информация поступает инспекторам постоянно, и не дай бог выяснится, что они проворонили разыскиваемую машину. Поэтому если вы думаете, что во время двенадцатичасового дежурства можно выспаться в машине, то это не так. Надо смотреть в оба, поэтому сотрудники ДПС обязаны иметь хорошее зрение и поэтому мои очки так сильно меня выдают.

Проезжающие водители сообщают о серьезном ДТП примерно в пяти километрах от места нашей дислокации. Виталий и Александр запрашивают разрешение сняться с поста и оказать помощь пострадавшим. Дежурная часть отвечает отказом – идет спецоперация, поэтому все экипажи работают по плану, а на место ДТП отправлен другой экипаж. «Если поблизости случается авария, естественно, мы выезжаем на место для оказания помощи и ограждения трассы, однако само ДТП не оформляем – не наша работа», – говорит Александр. И опять пример непонятной специализации. Довольно часто можно наблюдать пробку из-за ДТП, участники которого ждут экипаж ДПС, в то время как другой экипаж стоит в пределах прямой видимости и штрафует за переход улицы. Но такова российская специфика – сотрудники ДПС, подобно военным, выполняют приказы и инструкции.

«А вот планы по штрафам у вас есть?» – Маша настойчиво интервьюирует Виталия. «Как вам сказать... Официальные лица говорят, что ГИБДД не может работать по планам, но все, наверное, улыбаются этим словам», – отвечает он, не вдаваясь в детали.

Впрочем, можем домыслить. Планы по штрафам – средство мотивации инспекторов. Может быть, в идеальном мире они выполняют свои обязанности, потому что не хотят потерять высокооплачиваемую работу или из чувства долга. А в российских реалиях планы по штрафам – пусть и не самое совершенное, но все же действенное средство побудить инспектора контролировать соблюдение правил, а не греться в автомобиле. Тем более что с каждым часом желание посачковать растет.

Кстати, дежурили мы на Renault Logan, оснащенном сиреной, проблесковыми маячками, рацией, детектором подлинности документов, алкотестером и измерителем скорости «Визирь». Последний установлен прямо в машине и позволяет контролировать как попутный, так и встречный поток, записывая данные о нарушителях на видео. «Только вот память у него маловата, и приходится каждое нарушение переписывать в компьютер, а это занимает минут пять», – говорит Виталий.

Ночью дежурить совсем тяжело – машины появляются редко, ни черта не видно. К тому же за остаток светового дня не удалось выявить ни одного серьезного нарушителя, что в глобальном смысле хорошо, но если вспомнить про планы (и журналистские в том числе), то скорее досадно. «Тут уж день на день не приходится, – говорит Александр. – Бывает, махнешь жезлом пару раз, и сразу два нетрезвых или без техосмотра. А то стоишь сутки – и ни одного нарушителя».

Мы расстаемся с Виталием и Александром перед их обедом уже ночью, слегка осоловевшие от усталости и впечатлений. А им предстоит отдежурить еще столько же, и второе действие будет куда сложнее – под утро, как пить дать, начнет морить сон, а профессиональные преступники в это время наиболее активны.

Инспектор ДПС – тяжелая профессия. Тяжелая в разных смыслах – и физически, и морально. Конфликтные водители, выбросы вредных веществ, комары – неблагоприятных факторов пруд пруди.

И сегодня, в день ГИБДД, мы поздравляем всех сотрудников инспекции с праздником и желаем, чтобы государство наконец оценило вашу работу пропорционально ее сложности. И чтобы это позволило инспекторам проявить все те качества, которые открылись нам в этот вечер: сдержанность, порядочность, готовность придти на помощь.

Фото: Фото Михаила ВЕКСЕЛЯ и Артема КРАСНОВА, видео Михаила ВЕКСЕЛЯ

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Сочи — это вам не Адлер! Журналист отдохнула на отечественном курорте — стоит ли тратить деньги на это
Анастасия Шевякова
журналист 86.RU
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
Пляжи, веломаршруты и европейские городки. Журналист рассказала, чем заняться в Калининграде и области
Серафима Путиева
Мнение
Бензин заменили на газ, а чипсы — на творог: семья с ребенком поделилась секретами экономии
Анонимное мнение
Рекомендуем