СЕЙЧАС +15°С

Пилоты Як-42 не понимали друг друга

В распоряжении Вести.ру оказалась расшифровка последней минуты переговоров экипажа. Эксперты пришли к выводу, что взлет выполнялся в номинальном, а не взлетном режиме, это увеличило длину разбега и не позволило вовремя набрать скорость набора высоты.

«Он должен был разогнаться мгновенно, и проблем не должно было быть... Но у него был отчего-то затяжной взлет», – цитируют Вести.ру заслуженного летчика-испытателя СССР, космонавта-испытателя Виктора Заболоцкого.

«Причину надо искать в работе экипажа, – убежден заслуженный летчик. – Много зависит от слетанности, экипаж должен друг друга с полуслова понимать».

По сведениям, уже появившимся в прессе, 7 сентября за штурвалом самолета был второй пилот Игорь Жевелов. Опыта взлета на Як-42 у него не было. Командир экипажа Андрей Соломенцев передал управление второму пилоту, сославшись на плохое самочувствие.

Вести.ру предупреждают, что официальных подтверждений, что расшифровка подлинная, у них нет. Однако некоторые детали заставляют предполагать, что все же это та самая запись.

Командир:
– 74, 76.
Бортинженер:
– 74, 76.
Командир:
– Время, фары. Взлетаем, рубеж 190.
Командир:
– Три, четыре, пять, номинал.
Бортинженер:
– На номинальном.
Бортинженер:
– Скорость растет. Параметры в норме.130, 150, 170, 190, 210.

Поначалу самолет разгоняется как положено. А вот дальше, как видно из расшифровки, он набирает те же двадцать километров в час восемь секунд, словно что-то ему мешает. Как следует из дальнейшей расшифровки, командир слишком поздно скомандовал перейти на взлетный режим, все это время двигаясь на номинальном. Летчики пытаются понять, что же мешает носовой части самолета оторваться от земли. И командир отдает команду выпустить стабилизатор. В тот момент, когда полоса уже заканчивается.

Командир:
– Взлетный.
Бортинженер:
– 220, 230.
Второй пилот:
– Наверное, стабилизатор.
Командир:
– Взлетный, взлетный, стабилизатор.
Второй пилот:
– Что ты делаешь?
Командир:
– Взлетный.
Бортинженер:
– Взлетный.
Командир:
– ... (нецензурно).
Второй пилот:
– Андрюха!

Вместо команды включить взлетный режим в конце полосы пора было как раз тормозить: при выкатывании на грунт поломались бы стойки шасси, да и пассажиры получили бы тяжелые травмы. Но почему-то командир воздушного судна решил взлетать. И, вероятно, именно это имел в виду второй пилот, когда крикнул: «Что ты делаешь?». Однако явное недопонимание друг друга в экипаже и ошибка при взлете – это все же пока не больше чем версия. До опубликования официального отчета Межгосударственного авиационного комитета она таковой и останется.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter