Криминал Спецоперация на Украине «Ну да, знал я этого мальчика»: разговор с вагнеровцем, которого посадили за убийство ребенка и помиловали после СВО

«Ну да, знал я этого мальчика»: разговор с вагнеровцем, которого посадили за убийство ребенка и помиловали после СВО

Иван Карымов рассказал, что хочет жить обычной жизнью и работать в охране, чтобы защищать людей

Слева — Кирилл Б. Его забили до смерти в лесу рядом с деревней. Справа — Иван. В 17 лет его осудили за это преступление

Пять лет назад в деревне Лопатино Красноярского края произошло чудовищное убийство 9-летнего ребенка. Тело второклассника Кирилла Б. нашли в лесу рядом с деревней. Малыша сильно били и бросили умирать еще живым. Оставшись один, Кирилл пополз в сторону дома, но через 10 метров умер. Отец мальчика рассказывал NGS24.RU, что сына ему пришлось хоронить в закрытом гробу, потому что на месте головы и шеи у него был муляж из бинта, смотреть на это было невыносимо.

В июле 2023 года в Лопатино раньше назначенного срока вернулся осужденный за убийство Кирилла. Сейчас Ивану Карымову 21 год, он провел полгода на спецоперации в составе ЧВК «Вагнер». Перед законом парень абсолютно чист — судимость снята. По словам Ивана, чиста у него и совесть, ведь вину он признавал частично и считает себя несправедливо осужденным. Корреспонденты NGS24.RU откровенно поговорили с участником спецоперации. А потом узнали, что маленький Кирилл — не первый забитый до смерти житель Лопатино. За второе убийство тоже судили Ивана...

«Кирюша был худенький такой малыш, но подвижный»

На небольшом деревенском кладбище в Лопатино могилу 9-летнего Кирилла Б. найти нетрудно. Ребенок похоронен прямо у дороги. На памятнике фотография. С нее чистым взглядом смотрит мальчик в школьной форме: белая рубашка, черная жилетка, большая праздничная бабочка вместо галстука. Аккуратно зачесанная челка. По всей видимости, фото сделано по случаю 1 сентября.

Могилу явно кто-то навещает. У надгробия лежат свежие конфеты, стоит бутылка воды. Под искусственными цветами прячутся мальчишеские игрушки: несколько машинок и водяной пистолет. Самые близкие люди Кирюши — отец и бабушка — уже давно переехали из Лопатино. Вспоминать прошлое им невыносимо тяжело. Бабушка, у которой жил Кирилл в то роковое время, наотрез отказывается давать интервью. Она перенесла одну потерю за другой. Сначала после продолжительной болезни печени скончалась ее дочь, мама Кирилла. А потом и внук. Юрий, отец мальчика, пытается строить новую жизнь с новой семьей.

Кирилл Б. похоронен на деревенском кладбище

Даже сейчас, спустя пять лет, в Лопатино, соседней Вознесенке и Березовке многие помнят подробности этого убийства. Соседка бабушки, пожилая учительница английского языка Роза Ивановна, рассказывает, как хоронили Кирилла всей деревней.

— Этот Кирюха малюсенький совсем был. Дробненький такой, худенький малыш. Но подвижный. Жил вот здесь по соседству, вместе с бабушкой Любовью Владимировной. Бабушку слушался. И в школу отсюда бегал. Мы с Кирюшей занимались английским. Он мне оценки показывал, которые в школе получает. Я его всё время хвалила. Отец у него тут же, недалеко жил, — вспоминает пенсионерка.

22 июня 2018 года Кирилл пропал. Приехал со школьной площадки, скинул сменку, отпросился у бабушки погулять. Тело мальчика нашли на следующий день.

— Боже мой, мы это всё проплакали. Его вся деревня искала. Вся ребятня. И этот самый Ваня его искал, — рассказывает Роза Ивановна. — А когда хоронили, тоже вся деревня собралась на площадке около магазина. Гроб был закрытый, потому что он Кирюху измолотил до такой степени, что там тело пришлось обматывать как мумию.

Когда Иван досрочно освободился и вернулся в родную деревню, молва об этом быстро разошлась среди людей.

— Кто вот это позволил, скажите? — возмущается Роза Ивановна. — Это ужасно. Вот вы говорите, что он сам ребенок был, в 16 лет такое сотворил. Но я считаю, что никакой он не ребенок. Он убийца. Он убил этого малыша ни за что ни про что. За слово убил.

Неопубликованное уголовное дело

По решению судьи, приговор в отношении Ивана Карымова не был опубликован в картотеке дел. Всё потому, что осужденный на тот момент сам не достиг совершеннолетия. В день совершения убийства ему было 16 лет. Когда завершили расследование и отправили в воспитательную колонию — 17.

В пресс-службе Красноярского краевого суда рассказали страшные детали, изложенные в материалах дела. А еще подробности, которые ранее никому не были известны.

На могилу мальчика принесли игрушки — любимые машинки и водяной пистолет

— Преступление было совершено 22 июня 2018 года. Ивану было 16 лет. Он встретил вот этого 9-летнего Кирилла и увел его в так называемые у них там в деревне Дальние Сады. По сути, в лес увел. Якобы за то, что Кирилл распространял неприятные сведения о нем: говорил о том, что Иван употребляет наркотики. Иван его начал бить. Учитывая разницу в годах, сопротивляться мальчик не мог, — пересказывает состав уголовного дела пресс-секретарь Красноярского краевого суда Оксана Андрияшкина.

Карымов избил второклассника и ушел. В маленьком теле еще теплилась жизнь. Кирилл остался лежать в лесу.

— Его искали. Даже этот Иван вместе со всеми его тоже искал. Отец мальчика приходил к ним домой и спрашивал о Кирилле. Тот говорил, что не видел его, и предлагал пойти посмотреть вместе, где он может быть. Спокойно себя вел и спокойно участвовал в поисках. В итоге на следующий день Иван снова отправился на поиски уже со своим другом и привел его как раз к тому месту, где он убил Кирилла. Сам вывел, — говорит Андрияшкина.

Когда Карымов пришел на место убийства, он увидел что там нет ребенка. Труп нашли в 10 метрах от того места, где произошло избиение. Кирилл пытался выбраться из леса, но скончался.

На своей странице в соцсети Иван публикует фотографии в военной форме

— Карымов сам дал признательные показания, написал явку с повинной. Мальчик умер от черепно-мозговой травмы.

Березовский районный суд вынес Ивану Карымову приговор — пять с половиной лет в воспитательной колонии для несовершеннолетних. Это не устроило прокуратуру. Обвинители обжаловали решение районного судьи в краевом суде, и Карымову накинули еще один год сверху. Но и этим дело не закончилось. Позже вскрылось еще одно преступление, совершенное Карымовым за полгода до убийства Кирилла Б.

— На этом человеке числится два приговора. Оба за убийство, то есть в свои 16 лет он до смерти избил двух человек. Получается, еще раньше вот этого случая с мальчиком, 1–2 января 2018 года он в состоянии опьянения подошел к дому каких-то знакомых и избил женщину до такой степени, что она умерла от черепно-мозговой травмы. Можно представить, что там с психикой. В 2021 году с учетом уже вынесенного решения ему назначили 8 лет лишения свободы в колонии общего режима, — пересказывает Андрияшкина материалы второго судебного акта.

«Отец сказал, что я вырос мужчиной»

После того как Ивану исполнилось 18 лет, из воспитательной колонии для несовершеннолетних его перевели в ИК № 31 на ул. Кразовской в Красноярске. Сидеть Карымову оставалось 3 года, но он заключил контракт с ЧВК «Вагнер» и уехал на спецоперацию.

Своим прошлым в рядах наемников Иван очень гордится. Его страница во «Вконтакте» пестрит символикой ЧВК, фотографиями в военной форме, на каждой второй типичный жест вагнеровцев — джамбо. Рядом с фото статус-признание: «Не люблю лож» (орфография сохранена. — Прим. ред.). Владелец страницы указал, что находится в активном поиске второй половинки.

Вагнеровец гордится своей татуировкой

Ивана мы застали в родительском доме в Лопатино. Он соглашается поговорить с журналистами и охотно показывает татуировку, которую сделал после возвращения с СВО.

— Нас никто не заставлял, силой туда не тянули. Поехали те люди, которые реально хотели пойти и послужить Родине. Не за чистым листом и помилованием. Не за деньгами. Мне в тюрьме сиделось не сказать чтобы хорошо, на свободе лучше. Но и не плохо сиделось. Просто я понимал, что идет [спецоперация]... — рассказывает Карымов. — Поначалу всегда боишься, но потом привыкаешь. Пробегал, можно сказать, полгода. И вернулся домой.

В семье Карымовых все патриоты. Старший брат Ивана ушел на СВО по частичной мобилизации. Родители бывшего сидельца поддержали желание сына вступить в ЧВК.

— Мне отец сказал: «Уважаю. Молодец. Мой сын вырос мужчиной». У матери поначалу слезы были, но потом ничего, нормально, — рассказывает Иван.

Когда начинаются вопросы об убийстве Кирилла Б., Иван меняется в лице, проскальзывают нервные смешки, парень отводит глаза.

— Что вам, вкратце рассказать, почему я отбывал наказание? Не скажу.

— Мы уже знаем. Хотим услышать от тебя.

— Ну да, знал я этого мальчика... Ну ладно. Скажем так, это было давно. Как там говорили, убийца я... Хорошо, пускай так и думают. Вот посмотрите мне в глаза. Умеете психологию человека изучать по глазам? Это с жизнью приходит.

21-летний Иван уверяет, что ни тогда, ни сейчас не признает свою вину. А потом нервно начинает говорить.

— Если бы можно было вернуть тот день назад... — Карымов снова отводит глаза и долго молчит. — Я бы исп... Я бы всё сделал, чтобы вернуть тот день назад, и не произошло бы ничего. Ну и я бы никуда не уехал бы сидеть. И, наверное, не воевал, ну, может, только по повестке.

Еще один скриншот из соцсетей Карымова

Снова меняем тему разговора. Спрашиваем про то, как проводит время после возвращения с СВО и про планы на будущее. Иван рассказывает, что переехал в Березовку, начал учиться в автошколе, ищет работу.

— Приезжаю к матери помогать по хозяйству, пока отец на работе. Планы на жизнь у меня обычные, как и у всех людей. Семья, дети, жена, работа, дом. Жить как обычные люди живут. А работать я бы хотел в охране. Может, потому что привык защищать людей, — говорит он.

Лопатино — деревенька всего лишь на две улицы. Слухи здесь распространяются быстро. О возвращении вагнеровца с двумя приговорами за убийство тут знают все. Говорят, что пока Иван не гуляет и «не шалит». Сам бывший осужденный уверяет — бояться его не нужно.

— Я могу выйти один в деревню, пройти ее всю, и никто даже не посмотрит на меня с косым взглядом. А бояться меня не надо. Я добрый человек. Я всегда любой бабушке, любому деду помогу. Даже если я его знать не буду. Вот бабушка будет с пакетами идти, и я ей помогу, — рассказывает Карымов. — Я не жестокий человек. Не пью и не употребляю наркотики. До сих пор занимаюсь спортом сам для себя.

Про второе преступление, когда в результате жестокого избиения скончалась женщина, Иван рассказывать не стал.

Ранее NGS24.RU писал про другого вагнеровца, который вернулся в деревню Песчанку (городской округ Красноярск) после приговора за убийство двух стариков — детей Великой Отечественной войны. Он провел в колонии строгого режима 10 лет, но после участия в СВО был помилован и сейчас официально считается несудимым. Теперь он — гордость своего отца и человек, который пытается забыть прошлое.

Еще по теме:

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Рекомендуем