RU76
Погода

Сейчас+19°C

Сейчас в Ярославле

Погода+19°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +18

0 м/c,

750мм 88%
Подробнее
USD 88,02
EUR 96,04
Страна и мир Спецоперация на Украине интервью «Почему люди бесплатно что-то делают»: бизнесмен-волонтер на СВО — о хейте, властях и популярности

«Почему люди бесплатно что-то делают»: бизнесмен-волонтер на СВО — о хейте, властях и популярности

Интервью с ярославским предпринимателем и организатором одного из крупнейших сборов

За несколько месяцев Артем Соколов собирает многотонные грузы гуманитарной помощи

Когда Россия начала военную спецоперацию, в стране, как на дрожжах, стало расти волонтерское движение. Вот уже почти год люди несут вещи, покупают, делают своими руками, перечисляют деньги на нужды солдат. А то и доставляют их сами в горячие точки.

Один из таких — бизнесмен-строитель Артем Соколов из Тутаева. У него на СВО забрали брата. Тогда он начал помогать: сначала ему, потом его части, и дальше пошло.

Сначала появился Telegram-канал, через который и собиралась помощь, затем — группы волонтеров по всей области. К слову, у него более 2,5 тысячи подписчиков.

Сейчас 40-летний предприниматель-волонтер возит огромные грузы и координирует десятки людей. Зачем он это делает? Планирует ли бросить? Что говорит о тех, кто негативно высказывается в его адрес? Читайте в интервью.

Артем Соколов несколько месяцев собирает помощь мобилизованным

С собаками и досмотром

— Вы стали собирать гумпомощь из-за мобилизованного брата. В октябре 2022 года были мысли о том, что ваша деятельность обретет такой масштаб?

— Мы поняли, что у них не хватает некоторых вещей, которые нужны для [спецоперации]. Я говорю про специфическое — тепловизоры и различные приспособления, которые помогают очень хорошо жить. Мы среди родственников и друзей собрали штат. Первые вещи отдавали ребятам, когда были в учебных лагерях. Тогда ко мне стали подходить другие мобилизованные и спрашивать: «Вы ярославские? Мы тоже ярославские. Нам бы тоже хотелось, чтобы нам кто-нибудь помогал».

Мы сели и стали думать, как это сделать. Вот взяли сначала один полк, снабдили его, и тут, как снежный ком, покатилось — один, второй. Честно скажу, для меня это дело новое, вообще с нуля, никогда в жизни этим не занимался. Я смотрел, думал, почему люди бесплатно чего-то там бегают, делают, странные какие-то. Ну вот и не понимал, какая мотивация.

Складывается впечатление, что у вас нет помощников. Вы один всем занимаетесь?

— Неправда, я постоянно и в чате, и везде стараюсь показывать тех людей, которые вместе с нами. Просто не все хотят, чтобы их где-то снимали, показывали. Ведь я не могу каждого заставить говорить. Почему я постоянно в кадре? Потому что этот флаг надо кому-то взять и кого-то с кем-то за собой вести. Опять же, брать на себя какую-то ответственность за всё, что мы делаем.

Артем выступал на волонтерском форуме в Рыбинске

— Расскажите про организацию грузов. У вас есть какие-то меры безопасности?

— Первое время мы делали всё по наитию. Сейчас приходим к определенной системе, проверяем грузы с собаками. Возможно, будем ограничивать прием посылок. Все-таки грузоподъемность машин не безгранична, а посылок реально очень много. Я говорю про то, что люди помимо общей гуманитарной помощи собирают. Чтобы вы понимали, есть частные посылки, есть общая гуманитарная помощь — носочки, свечки, сети, канистры. Мы это всё пытаемся равномерно между полками распределять.

Проверка с кинологами — это единственное, что в мою голову пришло и мы смогли реализовать. При загрузке всегда работают две собаки. Одна — по взрывчатым веществам, другая — по наркотикам. Это вопрос и нашей безопасности. Нас любой пост ГАИ может остановить, и будут проблемы. Сейчас мы всё делаем потихонечку.

«Сначала это хаос, из него рождается определенное действие, а потом этот хаос нужно привести в систему»

— На что ставите табу?

— Алкоголь. Ну наркотические вещества, понятно. Само собой, взрывчатка. Это уже не оговаривается, что могут туда передать. Алкоголь, он очень вредит там. Вот мы если это обнаруживаем каким-то образом, исключаем в любом виде. Исключение — лекарственные препараты, там какие-то настойки, лечебные, в маленьком объеме. Были случаи с алкоголем, то есть изначально мы подходили к этому проще. Я специально людей пугал, что у нас будут вертолеты и спецназовцы, и собаки, и рентген. Людей это никак не пугает. Я пытался нагнать ужаса, но это никак не помогло. Потом командиры отчитывают, говорят — был алкоголь. После этого мы ввели правила — все посылки приносить открытыми, мы их проверяем и «запрещенку» исключаем.

— А кто помогает организовывать проверки перед отправкой грузов?

— Сейчас мы приводим эту систему, сотрудничаем с МВД, Комитетом по государственной безопасности Ярославской области. Нам нужно создать именно волонтерскую организацию, к которой мы сейчас и идем. Свои ресурсы долго использовать невозможно, у меня сотрудники вместо того, чтобы работать, они принимают гуманитарные грузы.

Сейчас, когда не сезон, это хорошо и без проблем. Но скоро у меня начнется строительный сезон, и такого уже не получится. Сейчас нужно найти помещения под склад — с ними либо поможет правительство, либо мы будем сами снимать.

— То есть вы своих сотрудников привлекаете?

— А куда деваться? На самом деле они даже никак не возражали. У нас коллектив очень давнишний, отношения хорошие, поэтому они даже не спрашивали, было желание. Сказали: «Если надо, то надо». Мои ребята грузят грузы, принимают посылки.

Сейчас в гуманитарные поездки он ездит и с представителями власти, и со священниками

«Люди приходят и тебя удивляют»

В вашем объединении много всего делают своими руками. Мы уже знакомы с владелицей салона красоты Ольгой Крестьяниновой, которая варит окопные свечи в своем салоне красоты. А расскажите, кто и что делает еще?

— У нас есть и свечки, и маскировочные сети, и «хвостики», которые используют для снарядов. А теперь еще организация «Рокот», которая занимается начальной военной подготовкой, стала делать в своем коллективе сухой душ.

Нам очень много чего делали бесплатно, без денег, без слов, просто привозили, и всё. Вот вам коробка тактических «кошек», допустим, вот вам 10 печек, и мы дальше уже распределяем по полкам на каждый.

Как это происходит? Появляется какая-то идея, мы всё сами изучаем, что это и как это. И наши ребята тоже сами где-то ищут, где сделать, как сделать. Потом выходим на какой-то результат, испытываем, если нравится — запускаем в «производство». И самое интересное, это всё бесплатно. Когда ты работаешь в бизнесе, ты не можешь поверить в то, что может всё быть бесплатно. Что человек какой-то пойдет, сядет и несколько дней потратит на то, чтобы разработать модель определенной штуковины. Потом он ее передаст — и сделает это бесплатно, передаст тебе ее без всяких вопросов. Ты эту модель отправишь на производство. Производство посмотрит, скажет: «О'кей, всё мы сделаем». И также бесплатно передаст тебе результат.

— Вы в своем канале отчитываетесь о каждой копеечке — сколько и на что потратили. Как пришли к дорогим покупкам?

— Вначале все деньги выделяли на трусы, носки и всякие такие вещи. Потому что в большинстве всеми этими фондами заправляют женщины, у них материнский подход. Чтобы было тепло, чтобы было хорошо. Я со своей мужской стороны общаюсь со спецназовцами и говорю: «Ребят, вам реально там носки с трусами только нужны?» Они говорят: «Нам много чего интересного надо».

Я взял список того, что конкретно нужно, пообщался с ребятами, которые на передовой, но больше информации я черпал от спецподразделения, которое давно воюет. Соответственно, они мне дали список определенных материалов. Я взял этот список, пришел к правительству и сказал: «Ребята, я знаю, что вы потратите много денег, но вот надо вот это, вот это, вот это».

Артем начал заниматься сбором после объявления частичной мобилизации

— И помогли?

— Они собрали там совещание с военными, сказали: «Да, это надо». И мы начали просить уже деньги на это. Ну и начали выделять деньги на это. Мы, кроме носков и трусов, начали дополнять еще войска с помощью правительства. Нам пришли такие серьезные, дорогие вещи. Там тепловизор один стоит 220 тысяч рублей, а нам их привезли 30 с лишним.

— А в правительстве вам сообщили, откуда средства? Это частная инициатива или вам выделили средства из бюджета?

— Определенно, выделили. Это резервный фонд, они оттуда их берут. Достаточно много денег тратится на это. Коллаборация неплохая получилась. Мы все вместе с волонтерами, которые здесь работают, благодаря правительству очень много нужных вещей туда отвезли.

— Во время сбора помощи вам приходится общаться с разными людьми, в том числе и представительницами прекрасного пола. Жена не ревнует, что вы с незнакомками?

— Это же вопрос доверия — и всего лишь. Нет, не ревнует. Она же понимает, чем я занимаюсь. Ну вообще проблем никаких нет. Я понимаю, что меньше внимания уделяю своим близким. Они все меня понимают и поддерживают в этом. Мы же не занимаемся какой-то ерундой, мы занимаемся делом, которое нормальные люди понимают и принимают. Чтобы вы понимали, изначально все сборы были от родственников и друзей.

«У него сразу большая семья появилась»

— Вам часто приходится помогать абсолютно незнакомым людям. Уже, наверное, не только ярославским парням удавалось помогать?

— Однажды нам сообщение пришло из Москвы. Наши ребята рассказали, что с ними лежит парень, у него родителей нет, он из Красноярска и ему нужно что-то привезти. Мы быстро нашли что нужно и как, один звонок — и туда. Так те, кто гуманитарку привез, там родственниками стали. К нему приехало столько народу, они его и одели, и обули. И на Новый год пригласили, и всё. И братом назвали. У него сразу большая семья появилась. И сейчас, насколько я знаю, этот боец, он комиссован. Он приехал, если не ошибаюсь, в Переславль, через наш чат нашел девушку. И сейчас он их Красноярска переехал в Переславль к девушке, и вместе живут.

— Через вас и вашу команду проходит такой поток человеческих судеб и во время ваших поездок, наверное, приходится тяжело. Расскажите, как вам удается держаться в тонусе?

— Да, на нас сваливается огромная психологическая нагрузка. Ее так или иначе приходится через себя пропускать. Свой отпечаток это всё равно оставляет на внутреннем мире. Как позитивные, так и какие-то негативные вещи.

Кто работал у нас в стране и занимался бизнесом, тот способен справиться. Это достаточно устойчивые люди. Наша сфера — это агрессивная среда, в которой постоянно приходится балансировать на том, чтобы всё было хорошо. Силы люди дают. На самом деле иногда руки опускаются, без проблем никак.

— В разговорах об обстановке «за ленточкой» даже побывавшие в горячих точках люди говорят, что там, на СВО, слишком много негатива. Какие эмоции вы привезли с собой из последней поездки?

— Когда туда приезжаем, у нас нет негативных эмоций, потому что мы видим ребят. Каждая такая операция на грани срыва. Например, ребята могут не выйти или у нас могут быть какие-то проблемы. Ты едешь, едешь, едешь в таком стрессе, чтобы добраться до туда. А потом ребята приезжают, выходят, все улыбаются. Они же нас ждали, они знают, что у нас там много всего интересного и нужного для них. У них эмоции всегда на подъеме, особенно когда они видят грузы.

Волонтеры не раз бывали в зоне СВО

— Вы не раз становились героем новостных сводок, активно даете интервью, в том числе правительственным каналам. Такая известность приносит не только помощь, но и определенного рода негатив. Были ведь и те люди, которые говорили о вас — почему он сам за ленточку не идет?

— Я всегда говорю, есть такая штука, как судьба. У меня нет желания бежать и воевать, потому что, во-первых, я не обучен этому и сейчас я это исправляю. Пошел учиться военной подготовке. Во-вторых, ну я не попадаю по закону под мобилизацию. Я просто не подхожу под те параметры, в моем военном билете стоит такое ограничение, которое сейчас не попадает под мобилизацию. Но, в-третьих, я — бизнесмен, который здесь занимается бизнесом. В стране тоже кому-то надо бизнесом заниматься, тянуть это всё. В-четвертых, если бы я ушел туда, то сейчас бы, возможно, не получилось бы организовать такую помощь.

«Судьба — она такая штука, которая тебя заставит делать то, что нужно. Если я в данный момент здесь, значит я нужен»

— Не задумывались о том, чтобы свернуть сбор и прекратить всё, что вы делаете?

— Бросить это никаким образом нельзя. Морально нельзя. Буду заниматься каналом и сбором до того момента, пока не пойму, что родственники могут сами справляться с этим. И на самом деле уже справляются. Когда это всё на поток выйдет или, допустим, какие-то специальные службы, которые это должны делать, будут заниматься помощью в полном объеме. И если парни скажут: «У нас всё есть». Вот только тогда. Уже на 70 % проект реализованный, люди научены, осталось 30 % его допилить в красоту, чтобы было правильно, и всё. И можно отдавать хоть кому, кто вызовется. Я всем говорю, что с удовольствием передам дело. И потом буду смотреть и только деньги скидывать.

— Поделитесь вашими планами на ближайшие месяцы.

— Очень хотелось бы поработать, позаниматься своим бизнесом. Сейчас в ближайшие месяцы у нас опять планируется работа с правительством по выявлению материалов, которые нужны ребятам, и работа с командирами полков. Заявки на сбор, а еще нужно найти помещение, куда складывать вещи.

Артем Соколов и его команда несколько раз бывали в зоне СВО, отвозив туда колонны с гуманитарной помощью. Найти время на волонтерство предприниматель смог только потому, что осенне-зимний период — это не сезон для строительства. Уже весной снова пойдут заказы и хлопоты по работе, поэтому прямо сейчас бизнесмен ищет варианты оптимизации работы для гумпомощи. Для этого он готовится зарегистрировать НКО «Сокол», у волонтера уже есть устав и символика.

Волонтер хочет зарегистрировать свою некоммерческую организацию

Если хотите принять участие в сборе Артема, звоните по номеру +7 980 700-22-00 или заходите в его Telegram-канал.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
19
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Правил там не было»: россиянка честно рассказала об отпуске на Шри-Ланке
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать»: показываем, что творится на пляжах в Адлере
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
Уголовное дело губернатора и скандальный доклад депутата. Как мы прожили неделю в Ярославле и области
Кристина Геворкян
корреспондент
Рекомендуем