14 ноября четверг
СЕЙЧАС +3°С
Фото пользователя

Анна Головина

Руководитель ярославского регионального отделения движения "Мусора.Больше.Нет"
Фото пользователя

Анна Головина

Руководитель ярославского регионального отделения движения "Мусора.Больше.Нет"

«Мы 9 месяцев принимали московские отходы»: экоактивистка — о судьбе столичного мусора в регионах

Анна Головина ищет общие точки у происходящего в Шиесе с полигоном «Скоково» в Ярославле

Поделиться

Ярославская экоактивистка Анна Головина — одна из противников ввоза московского мусора на&nbsp;полигон «Скоково». Руководитель ярославского&nbsp;регионального&nbsp;отделения Движения&nbsp;"Мусора.Больше.Нет"<br>

Ярославская экоактивистка Анна Головина — одна из противников ввоза московского мусора на полигон «Скоково». Руководитель ярославского регионального отделения Движения "Мусора.Больше.Нет"

Наблюдая за тем, как власти Архангельской области пытаются решить не только местную, но и московскую «мусорную» проблему, я пришла к выводу — у происходящего в Ленском районе и в Ярославской области есть общие точки.

Что сейчас происходит в Московской области, где обострена ситуация с мусором? Отходы хотят по-тихому и быстро распихать непонятно куда. Чтобы этот процесс как-то «узаконить», начались переговоры с соседними регионами о том, какие регионы эти отходы могут принять. На это согласилась Ярославская область. Насколько я знаю, наш губернатор Дмитрий Миронов поддерживает связь с губернатором Московской области Андреем Воробьевым, и, соответственно, имеет выход вплоть до президента в нужном случае и на его ближайшее окружение.

Анна Головина прошла 50 часов обязательных работ, назначенных судом за участие в антимусорных мероприятиях. Анну признали виновной в совершении правонарушения по статье 20.2 КоАП - Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Сегодня она по-прежнему интересуется темой ввоза столичного мусора в регионы, и поделилась мнением о ситуации в Шиесе, где сама побывала в марте 2019 года

Ярославская область в течение девяти месяцев принимала отходы, и, конечно, в этот период наш регион стоял на ушах. Почему-то мусор в итоге везти к нам перестали. Я думаю, потому что рейтинги губернатора катастрофически упали. При этом я бы не сказала, что ситуация с протестами у нас была настолько напряженной, как в Архангельской области. А если быть честной, то по уровню гражданской активности это просто несопоставимые вещи. Тем не менее все так — мусор вдруг поставлять перестали.

Антимусорный митинг в Ярославле

Антимусорный митинг в Ярославле

Когда все это происходило, мы тоже, как и Архангельск, пытались найти инициаторов этого проекта, и за этот период мне в руки попадали разные документы. Мы наблюдали за тем, какие решения предлагает Подмосковье. Там сейчас строится несколько полигонов, и все эти точки — конфликтные. Люди, не готовые соседствовать с мусором, пытаются бороться законными способами, а порой и незаконными. Перекрывают дороги, и даже доходило до стрельбы. Строить там что-то не только дорого, но в первую очередь рисково — слишком эмоционально жители отстаивают свою землю. Конечно, какие-то объекты там продавили.

Все логично, Подмосковье — самый населенный регион. Проблему мусора там решить куда сложнее, чем в других регионах.

Все делается в большой спешке — так же было и у нас, когда в Ярославскую область повезли мусор

То же самое можно сказать и о проекте «Шиес», которого до сих пор официально нет на бумаге, но все мы видим настрой местных властей в желании реализовать эту задачу и скорость строительства на станции Шиес. Такие проекты должны готовиться как минимум лет пять, но что на деле? Чиновники толком не могут объяснить технологию, которую отстаивают перед народом, а информирование идет на поздних этапах, когда уже достаточно слухов и объяснимых опасений.

Когда все начиналось, у нас тоже воспринималась как слухи информация о том, что рассматривается вопрос о перевозке мусора через «РЖД». И мы тогда не верили — разве это возможно? Из Москвы сюда, и по железной дороге? Прошло четыре месяца, и это оказалось правдой. Этот вопрос решается быстро, и мне кажется, что он согласован на самых высших уровнях, в том числе в администрации президента. Это вопрос государственной важности, поэтому здесь законы не работают.

Как мы только ни обращались к губернатору, — это были и аргументированные вызовы, и эмоциональные.

Любой другой не перенес бы такого народного гнева, а губернатор перенес, и это не повлияло на его решение. Поэтому очевидно, что решал не он.

Мы пытались выяснить, кому это выгодно. Понятно, что больше всего это интересно подмосковной мафии, которая на протяжении последних двадцати лет научились только одной форме обращения с отходами — складировать. Это самое простое, что можно сделать: перевез, захоронил. И мы смотрели, кто первым заговорил про экотехнопарки. И это, как ни странно, Общественная палата Российской Федерации. Мне в руки попал доклад от сентября 2018 года, в котором говорилось о волне протестов в Подмосковье. Я даже подумала первые пару секунд: ничего себе, услышали людей? Эта тема максимально замалчивается, и неужели есть государственные структуры, которые поднимают этот вопрос? Они писали с соучастием, подробно, вплоть до уточнения количества участников протеста, а вывод сделали таким, что необходимы экотехнопарки.

Серьезно?

Экотехнопарк — это большая территория, на которую привозят мусор, идет переработка и частично захоронение. Большая структура, при этом не рыночная, ей полностью владеет какая-то организация, которая сдает в аренду территории под мелкие предприятия, которые занимаются обращением с отходами. Так я поняла её суть из документации Общественной палаты. А кто в Общественной палате? Альбина Дударева, которая приезжала к нам, — единомышленница Игоря Чайки, сына генерального прокурора Российской Федерации.

Насчет доходов. Кажется, что по железной дороге возить отходы — дорого, зачем выбирать такой нерациональный способ? И так за него биться? Во-первых, тут принципиально важно подальше от Подмосковья это сделать. Второй момент — цены резко возросли в Москве и Подмосковье на утилизацию. И третье — нет общественного контроля, нет механизма, позволяющего контролировать, что везут. То есть кроме ТКО из Москвы могут идти отходы от реновации, и там будут катастрофически огромные объемы, также могут идти промышленные отходы разной степени опасности.

Фирмы, которые занимаются утилизацией опасных отходов в Ярославской области, раньше не могли найти себе клиентов в Подмосковье. А в последний год наблюдается обратная ситуация — им звонят из Подмосковья и спрашивают, актуальны ли прошлые цены. Это говорит о том, что цены там сильно выросли, и фирмы ищут более дешевые способы утилизации опасных отходов. Таким может, например, стать бесконтрольный огромный полигон посреди болот. Я не нагнетаю, но могу предположить, что этот момент учитывается инвесторами тоже. Деньги — это главное, что мотивирует инициаторов этой затеи.

Полигон "Скоково"

Полигон "Скоково"

Мнение автора может не совпадать со мнением редакции. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
16 мая 2019 в 21:28

Кремлебот помалкивает, тока минусит. Набрался, наверное и руки мимо клавы летают.

Mel
16 мая 2019 в 17:13

Наглая ложь! Сама лично видела мусоровозы московские на трассе! Миронов - лгун, администрация города - в отставку!

гость
16 мая 2019 в 15:33

"Хартия" во главе с сыном генпрокурора пытается монополизировать работу с отходами в регионах в основном не длятого чтобы заработать на региональных отходах(там мало денег) а для того чтобы подготовить почву для вывоза московского мусора во все регионы, именно с этим связоно внеапно возникшее внимание правительства к утилизации отходов в РФ - Москва задыхается а нюхать нам придётся... и таки да мусор к нам возить не перестали - перестали об этом говорить Вот и делайте вывод как власть блюдёт наши интересы