Все новости
Все новости

«Тумбочку в охапку — и в машину»: мама из Ярославля превращает советские серванты в модную мебель

Разглядываем до и после в работах мастерицы

Реставрацией Нина занимается пару лет

Реставрацией Нина занимается пару лет

Поделиться

У ярославны Нины Каримовой необычное для девушки хобби — она реставрирует и перекрашивает советскую мебель. Например, в детской у нее стоит белая с золотыми вензелями стенка, в которой сложно узнать когда-то стоявшую во многих квартирах коричневую типовую мебель. В спальне сложены еще ожидающие своей очереди тумбы, а в гостиной — два чешских кресла советских времен, пока тоже в первозданном виде, и черная матовая тумба — любовь своей владелицы, скрывающая под современным дизайном всё ту же советскую классику.

Нина занялась покраской мебели, когда ушла в декрет со вторым ребенком. Говорит, что никак не могла найти себе подходящую мебель и решила сделать ее сама.

— Я всю жизнь что-то ломала, строила, конструировала. Года два назад мне нужна была какая-то мебель, но я не находила тот дизайн, который был мне нужен. И у меня возникала идея сделать это самой. Так я пришла к декорированию и восстановлению именно советской мебели.

— Помнишь первый предмет мебели, который ты переделала?

Да, это была тумбочка. Я нашла ее на «Авито», поехала за ней. Но, приехав, увидела, что тумбочка вся гнилая, поэтому я ее не купила. А в подъезде встретила две абсолютно прекрасные тумбочки, конечно, я их взяла, на них-то и экспериментировала. Было много ошибок, но эксперимент удался — результат, который хотела, я получила. Получила удовольствие и красивую вещь.

— Ты была уже в декрете на тот момент?

— Да. Основная работа не давала мне такой возможности. А с маленьким ребенком, когда было по 30–40 свободных минут, я что-то изучала и практиковала при любой возможности.

— Кем и где ты работала?

— Работала я администратором в детском центре, основная работа была менеджером склада в логистическом центре. Образование у меня юридическое — по уголовному праву. То есть творчество и эта работа совсем не совместимы. Но, видимо, я сама по себе творческий человек, это во мне сидело. И вот вылилось. Я это делаю для души, мне нравится, когда есть изюминка в интерьере.

— Есть какая-то разница между советской мебелью и тем, что сейчас продается в магазинах? Конечно, мы говорим о массовом производстве, а не о дизайнерской мебели на заказ или дорогой мебели из ценных пород дерева.

— Да, я увидела много отличий. Современная мебель, которую изготавливают на производстве, она практически вся сделана из опилок, она одинаковая, она хлипкая. Советской мебели осталось очень мало, и сейчас она стала уникальной своим дизайном, тем, что она из цельного дерева, она очень крепкая. Мебель, которой уже 50–60 лет, прослужит еще не меньше при должном уходе. Плюс это история, работая с такой мебелью, соприкасаешься с ней, продлеваешь ей жизнь. После реставрации многие вообще не понимают, сколько лет этой мебели, думают, что это какая-то дизайнерская тумбочка, табурет или шкаф. И те, кто не сталкивался, не видел такую советскую мебель, думают, что это современная дорогая вещь.

— Где ты находишь советскую мебель?

— На сайте объявлений. Бывает, отдают бесплатно. На «Авито» охота на эту мебель — кто не успел, тот опоздал. Но охотятся в основном те, кто скупает мебель и перепродает ее в 10 раз дороже, и очень редко те, кто действительно хочет ее восстановить и подарить ей вторую жизнь.

Бывает, выбрасывают такую мебель, конечно, я мимо не пройду. У меня был случай, я ехала в красивом платье на престижной машине, очень торопилась. И у мусорного бака стояла маленькая великолепная тумбочка. Проехать мимо я не могла. Резко затормозила, за мной остановилось несколько машин. Тумбочку в охапку — и в машину. Потом смеялась, поняв, как это выглядело со стороны.

— То есть эта мебель не просто хлам, оставшийся в старой квартире родственников, она действительно дорого стоит?

— Человек, который в том не разбирается, готов избавиться от старой мебели или бесплатно, или за символическую шоколадку, 100 рублей. Те, кто разбирается, в 10 раз увеличивают цену. И продают. В Ярославле это не так развито, а вот в Московском регионе цены просто баснословные.

— Ты продаешь отреставрированную мебель?

— Я в основном всё делаю для себя, просто меняю интерьер — и приходится менять мебель. На то, что я продаю, я всегда даю гарантию, потому что делаю всё с душой. И это действительно уникальный экземпляр, потому что ничего не повторяю. Я этим горжусь, что где-то стоит отреставрированная мною мебель и радует людей.

— Глядя на твою, кажется, будто перекрашивать мебель очень легко. Наверняка есть много нюансов, вот так просто кисточки с краской будет мало, чтобы улучшить старый сервант. Что главное в процессе реставрации и как ты ему обучалась?

— Обучалась по интернету. Курсов в Ярославле я не нашла. Я покупала рецепт краски, пользуюсь им — и мне всё нравится. Важно подготовить вещь к покраске. Состояние мебели разное. Если она в хорошем состоянии, можно обезжирить и покрасить, если требуется только покраска. Если хочется что-то задекорировать, то, соответственно, надо еще найти и купить декор. Если надо снять лак, снимаю или химией, или шлифовальной машинкой, если есть трещины, убираю их шпатлевкой, бывает, что надо еще и подремонтировать. В зависимости от того, чем красить, кисточкой или валиком, будет разная фактура.

— Так понимаю, что эта работа пыльная и шумная. Где ты занимаешься мебелью?

— Да простят меня мои соседи, иногда и дома. У меня есть большой гараж, куда привожу объемную мебель и работаю с ней там. С небольшими деталями могу работать и в квартире, крашу дома иногда, но краска абсолютно безвредная — хоть руками крась.

— Как появляются идеи, в какой цвет покрасить, как декорировать?

— Иногда просто картинки дизайна квартир, домов просматриваю. Пока не найду, пока не сформируется в голове нужный вариант, мебель у меня стоит нереставрированной. Искусственно это не вызвать, но этот образ приходит и остается в голове до тех пор, пока я его не воплощу. Поэтому я интуитивно пытаюсь в картинках интерьеров найти то, что мне будет казаться красивым и удобным.

— Ты сначала придумываешь, что тебе надо, а потом подбираешь мебель? Или сначала охотишься за ней?

— Сначала охочусь. Если есть что-то бесплатное или недорогое, красивое, из чего можно будет что-то сотворить. У меня огромное количество мебели, но каждая ждет своего часа. Стоит и стоит. Придет какая-то идея — я ее тут же воплощаю. Если это сложная работа, то через неделю у меня стоит обновленная тумбочка. Если идеи нет, бесполезно постоянно думать — это пользы не принесет. Поэтому, если есть возможность, я привожу мебель, нет возможности, но есть идеи — я делаю мебель.

— Сколько времени занимает реставрация?

— Если только покраска — три дня максимум. Это тумбочка, небольшой комод. Тут от просушки зависит. Если мебель рассохлась, требуется реставрация, замена каких-то деталей, то это может быть и неделя, и две.

— Что самое большое ты делала?

— Стенку, которая стоит в детской. Эти два шкафа — это был мой первый опыт с краской, рецепт которой я купила. Это была самая громоздкая работа, в том числе по объему. Перекрашивала его из темного в светлый — это 5–6 слоев краски на каждом фасаде, каждой дверце с обеих сторон. И каждый слой надо вычищать, каждый надо просушить. Теперь стенка стоит и радует меня.

— Что для тебя самое сложное в реставрации?

— Подобрать фурнитуру. Вроде и такая ручечка подходит, и такая, а может, замочек оставить. И вот иду в строительный магазин, зная, какая именно ручка мне нужна, но теряюсь от широкого выбора. Даже в цвете нелегко определиться бывает. Поэтому решение по фурнитуре у меня остается плавающим до самого последнего момента.

— Раз ты нашла свое занятие по душе в декрете, можешь дать совет тем женщинам, которые сейчас находятся дома, возможно, задумываются о смене работы.

— Не бояться сложностей, самовыражения, пробовать и делать. Это не первое дело, за которое я взялась, я много всего перепробовала. Надо найти дело по душе, а декрет — это то время, когда 10–20 минут в день можно выделить на себя, чтобы подумать, куда вас тянет. Попробовали — не оно, ну и ладно. Вы ничего не теряете, только приобретаете опыт. Для меня главный критерий «твое — не твое» — это понимание, готов ли ты делать это бесплатно. Я делаю мебель от души, мне неважно, продам я ее потом или нет.

— Чем ты занималась, что успела попробовать?

— Спорт, я тренировала собак, работала кинологом. В уголовном праве: проходила практику в Следственном комитете и поняла, что это не мое. Быть менеджером склада оказалось скучно. Занималась фотографией, но это не останавливало меня в поиске себя. Занималась стенами, декоративной штукатуркой и в конце концов пришла к мебели. Я думаю, что и это не конечная точка, надо расширять свое сознание, навыки и двигаться вперед.

  • ЛАЙК34
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter