14 мая пятница
СЕЙЧАС +10°С

Суд над Урлашовым: по понятиям или по закону?

Поделиться

Поделиться

Сегодня Ярославский областной суд оставил без удовлетворения жалобу адвокатов мэра Евгения Урлашова на выбор в качестве меры пресечения ареста. Евгений Урлашов будет находиться под стражей до 2 сентября. Более того, завтра, в свой 46-й день рождения, мэр будет этапирован в московское СИЗО «Матросская тишина».

Ранее под арестом были оставлены остальные фигуранты дела: заместитель мэра Дмитрий Донсков, директор «Агентства по муниципальному заказу ЖКХ» Максим Пойкалайнен, советник мэра Алексей Лопатин и выступавший в качестве посредника Андрей Захаров.

Обращаясь в Ярославский областной суд, адвокаты Евгения Урлашова просили признать решение Ленинского райсуда Ярославля о заключении мэра под стражу до 2 сентября незаконным и необоснованным. В качестве альтернативы защита предложила назначить домашний арест, залог на сумму, назначенную судом, подписку о невыезде или любое другое ограничение, не связанное с лишением свободы.

«Мы считаем избранную меру пресечения негуманной и неоправданной, – сказал адвокат мэра Михаил Писарец. – Сторона защиты считает, что есть все основания для освобождения Евгения Урлашова из-под стражи и изменения меры пресечения».

Адвокаты представили множество обоснований своей позиции. В частности, защита обратила внимание суда на то, что в Ленинский суд поступало ходатайство об аресте в отношении подозреваемого Урлашова, а на заседании он находился уже в качестве обвиняемого.

По данным статистики, в российских тюрьмах находится свыше миллиона человек. Согласно данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в России выносится меньше одного процента оправдательных приговоров, а большинство подследственных ожидают вердикта в СИЗО.

«На момент вынесения решения Урлашов имел иной процессуальный статус, – подчеркнул адвокат Александр Чернов. – Ходатайство в отношении обвиняемого Урлашова в суд не поступало, а между тем объем и содержание прав обвиняемого и подозреваемого далеко не одинаковы. Учитывая иной процессуальный статус, не было предоставлено достаточного времени для подготовки к защите».

Впрочем, на это прокурор Наталья Филиппова ответила, что «доводы защиты сторона обвинения считает несостоятельными и удовлетворению не подлежащими. Жалоба носит сумбурный характер».

«Сторона обвинения опирается на предположения: Евгений Урлашов может скрыться, может влиять на фигурантов дела, на следствие, – заявил адвокат Сергей Голубенков. – Однако никаких доказательств относительно того, что он действительно может все это сделать, следствие не представило. Судом Ленинского района не были исследованы и оценены обстоятельства (или их отсутствие), при которых эти подозрения обвинения могли бы оправдаться. А что касается пункта «продолжить заниматься преступной деятельностью» – получается, что наш подзащитный может продолжить неоконченное действие, покушаться на взятку – это правовой нонсенс».

Защита также утверждает, что протокол о задержании Урлашова сфальсифицирован. В нем указано время задержания 11:25, хотя он был задержан в 01:07 ночи (адвокаты готовы предоставить подтверждающую это видеозапись с камер наблюдения). На возражения обвинения о том, что протокол о задержании Урлашова был подписан адвокатами Писарцом и Голубенковым без каких-либо замечаний сторона защиты отметила, что «разница между временем фактического задержания и временем составления протокола составляет 10 часов. Документ был подписал до того, как сторона защиты была ознакомлена с постановлением о привлечении Евгения Урлашова в качестве подозреваемого. Мы не были ознакомлены с соответствующими документами. Обыск также проводился до подписания протокола о задержании».

«Все жалобы адвокатов относительно фактического времени задержания несостоятельны, – парировала прокурор Наталья Филиппова. – Не каждое желание сотрудников правоохранительных органов пообщаться с гражданином может считаться задержанием».

«Да, сейчас я нахожусь в тюрьме, – сказал по видеосвязи мэр Евгений Урлашов. – В субботу следователь заявил мне, что во вторник меня этапируют в Москву, дав мне понять, что все уже решено и рассчитывать на изменение меры пресечения мне нечего. Как такое возможно – ведь судебное заседание назначено на понедельник? Ведь по закону три ветви власти не подчиняются друг другу...»

Однако решение об этапировании уже принято. «Дело Урлашова» принято к производству следственным управлением по Центральному федеральному округу.

«Матросская тишина», следственный изолятор №1 города Москвы. Полное наименование – Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор №1 УФСИН России по городу Москве». Среди известных заключенных «Матросской тишины»: Платон Лебедев, Эдуард Багиров, Сергей Мавроди, Сергей Магнитский, Александр Подрабинек и другие.

Защита в очередной раз напомнила о том, что за Евгения Урлашова поручается Михаил Прохоров и он же готов внести залог. «Ходатайство о внесении залога представлено, – сказала адвокат Ксения Карпинская. – Ленинский суд предрешает рассмотрение дела по существу – избирая меру пресечения, было объявлено, что «перед неотвратимостью наказания Урлашов может скрыться». Но подождите, как неотвратимость, какого наказания? Вина нашего подзащитного не доказана. Вину он не признает». Также Карпинская привела официальную статистику Верховного суда, в соответствии с которой из 12 тысяч дел об избрании меры пресечения в виде ареста 10 тысяч были переквалифицированы Верховным судом. Жесткая мера пресечения в этих случаях, согласно последующим решениям Верховного суда, избиралась для «психологического воздействия на обвиняемых». Обстоятельства, которые могли бы способствовать смягчению меры пресечения, по мнению защиты, – это несовершеннолетняя дочь Евгения Урлашова и мать 1939 года рождения, которая может не пережить всех этих событий.

«16 июля мне исполняется 46 лет, и я хотел бы отметить свой день рождения в человеческих условиях, – обратился к суду Евгений Урлашов. – Я хочу быть на свободе – пусть под залогом, под подпиской о невыезде, под домашним арестом, да хоть под всеми ними сразу. Но только не в тюрьме. Мало того, что здесь ужасные условия. Вы и сами это знаете. Я не несу общественной опасности, чтобы меня как зверя держать в клетке. Для следствия я буду доступен, поскольку ни от кого не скрываюсь, с фигурантами дела не контактирую и давления ни на кого оказывать не собираюсь. Я отрицаю свое участие в этом преступлении. Я призываю суд к гуманности. Я хочу, чтобы вы, судьи, которые вершите судьбы людей, посмотрели на все человеческими глазами. Избранная мера пресечения очень сурова. Это какая-то жуткая история. Еще десять дней назад я круглые сутки работал мэром, а теперь я здесь. Я всегда берег свою репутацию, и вот судьба рушится в один день. И не только моя, но и судьба моей семьи. Меня лишили самого главного, ценного в жизни каждого человека – свободы и возможности общаться со своими близкими».

Тем не менее суд оставил меру пресечения без изменений. Адвокат Евгения Урлашова Сергей Голубенков сразу же после процесса заявил, что защита обжалует решение о передаче дела московским следователям, а также перевод мэра в Москву. Ходатайства по этому поводу уже поданы. Впрочем, как заявил Голубенков, «документы, касающиеся перевода, мы, скорее всего, увидим уже у автозака».

«У нас со следствием разный УПК (уголовно-процессуальный кодекс. – Прим. авт.), – добавил Сергей Голубенков. – Это уже давно понятно. И тем не менее мы считаем, что суд должен принимать решения по закону, а не по понятиям. Мы не согласны с решением суда, считаем, что наши доводы основаны на законе, и наши жалобы должны были быть удовлетворены».

 

Фото: Видео Михаила КОЛОСКОВА

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ярославле? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...