СрочноЭкс-мэр Ярославля объявил голодовку в колонии

Бережём развалины, как пятно на старом диване: почему нам не нужны дома-памятники

Ярославский журналист раскритиковал действия властей по охране истории и культуры

Здание бывшей типографии признали памятником истории и культуры местного значения

Здание бывшей типографии признали памятником истории и культуры местного значения

Поделиться

Памятников среди ярославских построек на днях стало больше. Но хорошо ли это? Ярославский журналист Марк Нуждин резко высказался о том, что всё чаще старым зданиям в области начали присваивать особые статусы. Почему это не нужно, он рассказал в своей авторской колонке. 

Лучше культуре и истории от этого не стало

— Зданию типографии Вахрамеева присвоен охранный статус. Это промышленный корпус, в советское время надстроенный третьим этажом, благодаря чему над сводчатыми окошками начала ХХ века появился обычный советский цех. Но ничего, и в таком виде сойдёт, решили в департаменте. В Ярославской области более 4,5 тысячи объектов культурного наследия, и это число непрерывно увеличивается. Значит ли это, что культура и история у нас сохраняется всё лучше и лучше? Нет, и даже наоборот, — считает Марк Нуждин. 

— Взятые под охрану памятники разрушаются, а охранный статус делает их никому не нужными. Например, сравнительно хорошее здание ДГХ на Андропова уже давно не могут продать, поскольку статус на порядок удорожает любые попытки привести его в порядок. Собственник столкнётся с тем, что это здание нельзя ремонтировать, а можно только реставрировать, и разница стоит больших денег. Именно поэтому новый ресторан в центре города у нас строится на воде, а бывшая гостиница «Царьград», где ей, казалось бы, самое место, ветшает в запустении.

Бережём развалины, как пятно на старом диване

Ярославль с таким подходом всё больше напоминает квартиру одинокой старушки. Раз в полгода к ней издалека приезжают дети и говорят — давай мы тебе обои поклеим? Смотри — вон какое пятно!

— Нельзя! Это пятно оставил мой дядя, который в 1956 году пролил суп, столкнувшись локтем с троюродной тёткой из Ставрополя. У них тогда намечался небольшой роман, но от тёти он к ней так и не ушёл.

— Хорошо, но может тогда мы поменяем этот старый диван? У него погрызены ножки, а здесь — вот, посмотри, вообще прожжена дыра и торчит какая-то пакля.

— О, эту дыру прожгла подруга бабушки. Она гладила простыни, и случайно поставила утюг. От неё кроме этой дыры в квартире ничего не осталось. Паклю мы сами выдергали в детстве, а ножки погрыз шпиц — как бишь его звали...

— Можно мы хотя бы выкинем эту ужасную тряпку?

— Это не тряпка, а полотенце! Его дедушка перед войной привёз из Киева, чудная вещь!

Дом-памятник на Республиканской, 61 в убитом состоянии

Дом-памятник на Республиканской, 61 в убитом состоянии

Поделиться

Так и живём — кругом у нас памятники, но никому они не нужны. Ничего нельзя трогать, ничем нельзя пользоваться. Только смотреть, хотя и смотреть на пустующие здания особенно не хочется.

Знаете, я, возможно, ужасну кого-то сейчас, но всё-таки скажу: здание — это вещь. Кто бы его не строил, кто бы в нём не гостил, какую бы премию не дали проекту — это вещь, которая умирает, если она выходит из обихода. Если в здании нет жизни — оно остаётся пустой коробкой.

Конечно, есть коллекционеры, собирающие коробки из-под чая. Но жить среди коробок, из которых давно улетучился малейший запах чайного листа, хочется не каждому.

Так что хватит уже статусов памятников!

Давайте вместо статуса памятника присваивать статусы жизни!

Марк Нуждин, журналист радио «Эхо-Москвы Ярославль»

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter