20idei
СЕЙЧАС +14°С
Все новости
Все новости

«Никто больше об этом не знал»: ярославский тренер по кудо ответил на обвинения в педофилии

Бывший ученик в запрещенной соцсети рассказал жуткие подробности из раздевалки

ds

Тренер, которого бывший ученик обвинил в педофилии, продолжает работу в детском центре

Поделиться

История с тренером из Ярославля, которого бывший ученик спустя 14 лет обвинил в сексуальных домогательствах, вызвала широкий резонанс. В редакцию начали поступать истории потенциальных жертв педагога по кудо. Чтобы разобраться в ситуации, мы лично поговорили с обвиняемым тренером, 51-летним Александром Скопинцевым, а также директором детского центра в Кировском районе Ярославля, в котором он тренирует детей, Ольгой Хайкиной.

Напомним, что 10 сентября в «Твиттере» 26-летний Алексей из Ярославля рассказал о сексуальном насилии, которое он пережил, будучи школьником. Алексей признался, что издевательства над ним совершал тренер спортивной секции по кудо.

По словам ярославца, всё происходило в 2008 году, когда он учился в 4–5-м классе. Один из тренеров заставлял его бороться голышом, а также изнасиловал с помощью резиновой дубинки.

Александр Скопинцев, которого бывший ученик обвинил в педофилии, говорит, что всё происходящее стало для него шоком. Сейчас на сторону педагога встали многие родители. Сам Скопинцев не женат и не имеет детей. Публикуем его монолог для 76.RU.


— За эти два дня я наелся более чем достаточно. Я должен к детям выходить, а меня до сих пор трясет. Я читаю сообщения родителей, чьи дети ходили или продолжают заниматься в центре. Они пишут: «Александр Владимирович, этого не может быть, что за бред». В детской психологии заложено, если ребенок получил какое-то оскорбление от учителя или тренера, то он, может быть, не расскажет родителям, но поделится хотя бы с друзьями. Как может быть такое, что огромное количество людей, которые у меня занимались, не знали об этой истории. Многие бывшие ученики пишут сейчас сообщения и посты в соцсетях в мою поддержку. Некоторые из них готовы прийти, подписать письмо, пойти в суд свидетелями.

Получив отрицательные эмоции, человек в первую очередь пойдет и расскажет о плохом опыте близким. Хотя, если ребенка заставляют идти в секцию, то он может держать всё в себе. С другими ребятами он, [Алексей], же общался. Получается, что конкретно вот этот человек и четыре других, которых он нашел, подтверждают оскорбления в свой адрес. А остальные почему нет? Что за выборность такая? Если у меня маниакальное настроение и если я люблю мальчиков, то я буду любить их всех. Вот здесь я люблю, а вот дальше не люблю. Странно это.

В детском центре я работаю с 1994 года, практически 30 лет. Начинал, еще когда это место называлось Центром духовной культуры «Восхождение». За это время менялись директора и помещения. Обычно в каждой группе занимается в районе 60–70 человек. Когда ребята приходят, то я завожу им анкеты, записываю данные. За время преподавания здесь выпустил около двух тысяч человек. Исходя из этого, смело можно говорить о том, что меня знают три тысячи родителей. Вдруг откуда-то нашлись четыре человека, которых я таким образом оскорбил. При этом никто больше об этом не знал. Видеокамеры у меня никогда не было. Сейчас ставится вопрос о том, чтобы поставить в зале камеры видеонаблюдения. Файлы оттуда будут присылаться в облако, доступ к ним будет только у руководства. У меня не будет. В зале всегда находятся другие педагоги или вахтер.

Мы также вместе с ребятами, начиная с 2018 года, выезжаем в спортивный лагерь. Там мы тренируемся, общаемся, участвуем в лагерных мероприятиях. После поездок всегда были хорошие отзывы родителей и администрации. Меня знает всё руководство лагеря. Более того, рядом всегда есть вожатые. Нет такого момента, чтобы я оставался с детьми один на один. Может быть такая ситуация, что я сплю в одном корпусе с детьми, а вожатый в другом — в корпусах стоят видеокамеры. Выход за территорию лагеря невозможен. Леса на территории лагеря нет столько, чтобы можно было за ним скрыться. Вокруг есть камеры видеонаблюдения. Для меня это тоже шок.

Конфликты есть всегда. Бывают дети, которых приводят сюда заниматься, а они не хотят. Я как тренер привлекаю их к каким-то упражнениям. Занятия связаны с единоборствами и телесным контактом. А это человеку претит. Родитель совершает выбор за ребенка, не спрашивая его мнение. Бывает, что ребенок мне в открытую говорит, что не хочет ходить, но его заставляют. Соответственно, я говорю об этом родителям. «Я делаю плохо ему. Он своим поведением делает плохо мне». Такие ситуации случаются. Сейчас многие мои коллеги настаивают написать заявления в полицию по факту клеветы. В начале учебного года это удар по набору. Чем больше людей ходит в учреждение, тем больше денег оно получает. Соответственно, растет конкуренция, — поделился тренер Александр Скопинцев.

Детский центр «Восхождение» ежедневно посещают больше сотни детей

Детский центр «Восхождение» ежедневно посещают больше сотни детей

Поделиться

Будет учить детей, но под особым контролем

Директор детского центра в Кировском районе Ярославля Ольга Хайкина рассказала 76.RU, что сейчас проводится внутреннее расследование. Несмотря на широкий резонанс, тренер по кудо не отстранен и в штатном режиме продолжает работу.

— Александр Скопинцев работает в секции более 30 лет. С 1994 года он является квалифицированным педагогом. С 2016 года начал работать под моим руководством. За это время не было замечаний ни от родителей, ни от коллег. Он находится у нас на хорошем счету. Эта история стала большим удивлением и ударом по репутации педагога и учреждения. У Скопинцева всегда был хороший набор. Регулярно проводится мониторинг удовлетворенности родителей и детей. У него всегда на высшем уровне всё это было. Медицинский осмотр проходит регулярно. У него есть психиатрическое освидетельствование. На сегодняшний момент претензий и оснований для его устранения нет. Более того, нет никаких заявлений от родителей, следственных органов или прокуратуры. Мы провели с ним беседу. Конечно, сейчас он будет под особым контролем. Если будет следствие, то, соответственно, педагог понесет наказание, если нет, то мы должны его поддержать. Существует система фейков. Уничтожить репутацию человека можно очень легко. В свое время он был и учителем года, и награждался премией от губернатора. Он заслуженный человек с высшей квалификационной категорией. Нет никаких оснований, чтобы мы могли его в чем-то заподозрить. Сигналов никаких тоже не было. Участвует во всех конкурсах и мероприятиях от учреждения. Александр всегда был открытым человеком. Какой-то особой характеристики не могу дать. Его очень любят родители. Именно они сейчас активизировались, выступая в его защиту. Никто из них не верит. Говорят, что для них перевернулся мир с какой-то карикатурой. Всегда за ним гуськом ходят дети. У нас же существует презумпция невиновности. Работает Александр хорошо. Оснований для его отстранения сейчас нет. С этим педагогом не было ни одного прецедента с жалобой, даже по дисциплине.

Насчет того, что у него в тренерской якобы находились камеры.

Никаких камер нет. У нас по паспорту антитеррористической защищенности есть камеры наружного наблюдения. За 2008 год я не могу отвечать, потому что руковожу центром с 2016-го. После статьи у нас каждый день на всех занятиях присутствует заместитель директора по воспитательной работе. На нас не выходили ни СК, ни УМВД, никаких запросов и проверок с их стороны пока не приходило. Мы будем проводить внутреннюю проверку, — рассказала 76.RU директор центра Ольга Хайкина.

В следственном управлении СКР по Ярославской области доследственную проверку по этой истории начали в тот же день, как не анонимные признания ярославца разлетелись по Сети. Об ее результатах пока говорить рано.

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter