Все новости
Все новости

«Последние 30 лет жизни в России можно забыть»: что будет с ценами после санкций и повышения ключевой ставки

Разбираемся вместе с экономистами

В ближайшее время ценники могут меняться каждый день

В ближайшее время ценники могут меняться каждый день

Поделиться

Признание Россией самопровозглашенных республик ЛНР и ДНР и начавшаяся следом военная операция на Украине успела серьезно сказаться на экономике. Россию ждут новые санкции, курсы валют растут, страны отказываются от операций с Центробанком РФ, а он в свою очередь за один день поднял ключевую ставку с 9,5% до 20%. Всё это несомненно скажется на глобальной экономике, но сегодня важно понять, к чему приведут все эти изменения на бытовом уровне. Вместе с экономистами мы разбираемся, чего ждать от всех изменений последних дней населению России.

Курсы валют начали активно расти уже в день начала военной операции, 24 февраля, — накануне вечером курс доллара был 81,16 рубля, а с открытием торгов на Московской бирже стартанул вверх — в пике был 89,6 рубля, закончил день на 85,25. В понедельник, 28 февраля, торги закрылись на показателе 94,6 рубля за доллар.

— Центробанк не защитил фондовый рынок, ничего не предпринял 24 февраля, и сейчас его защита курса выглядит неоднозначно, во всяком случае, пока, — говорит экономист Евгений Надоршин. — Может быть, что-то изменится. Вчера, например, решили поступить довольно жестоко: дали панике на рынке [валюты] отыграть по полной, курсу забежать подальше, чтобы пар немного вышел из рынка. Потом начали наказывать и давить вниз, но за это время многие, вероятно, приняли неправильные решения, и вовсе не потому, что хотели спекулировать, в том числе много людей в обменниках, которые сметали всё, что было. Поэтому в итоге наказали не столько спекулянтов, а обычных людей, которые от дико высокой неопределенности не знают, что делать. Центробанк определенность и уверенность транслировать рынку в достаточной мере не смог. Очевидно, что это создает проблемы с обеспечением финансовой стабильности, не в полной мере реализуя подобную задачу. Сейчас корректнее было бы поступать не так.

Евгений Надоршин — экономист, экс-советник министра экономического развития Российской Федерации.

Евгений Надоршин полагает, что эту волатильность, то есть изменчивость курса, ЦБ может допускать с целью наказать спекулянтов. Однако он уверен, что сейчас Центробанк в основном наказывает не спекулянтов, а простых людей, и этот ущерб не был обязательным.

Курс доллара — не единственная проблема. Отказ Запада от сотрудничества с Центробанком, по словам экономиста Георгия Остапковича, практически обнуляет около 60–70% резервов России.

— У нас обнуляется Фонд национального благосостояния — то, чем мы гордились, эти 15 триллионов, у них же огромная валютная составляющая. Как из этого выходить? Наверняка что-то придумают, сядут за стол переговоров, — надеется Остапкович. — Мы хоть и не продаем игрушки, мебель, ботинки, но мы основные поставщики на все западные рынки нефти, газа, угля, металлов, зерна, леса, первичной химии. Это всё останавливается, переходить на бартер невозможно. Сейчас надо подождать пару-тройку недель — мне кажется, что все-таки пойдет отскок в позитивную зону.

Георгий Остапкович — директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

Тем не менее к стартовым позициям мы уже не вернемся. Георгий Остапкович говорит, что сейчас мы вошли в новую реальность, у нас совершенно новая экономическая ситуация.

— То, что мы 30 лет жили в новой России, можно на время забыть, — признает он. — Я не исключаю, что сейчас пойдет распределительная система, потому что будет мобилизация всех ресурсов, значит, нужно будет что-то типа госплана, госснаба, госкомцен. Я не исключаю, что Центробанк откажется от плавающего курса рубля и будет регулируемый, как было до 2014 года. Но если я буду сейчас давать какие-то прогнозы, можете меня смело назвать экономическим шарлатаном. Я думаю, сейчас никто не знает — ни Набиуллина, ни Силуанов, ни даже Мишустин.

Остапкович говорит, что сейчас власти должны сесть и протестировать всю эту ситуацию, рассмотреть все сценарии: благоприятный, средний, худший. И только тогда делать какие-то выводы.

— И в конце концов сообщить это людям, потому что главные бенефициары — это не Центробанк, не правительство, а именно люди, — подчеркивает Остапкович. — Раньше можно было [людям] сказать: «У нас огромные резервы, 643 миллиарда долларов, то есть 50 триллионов, это два годовых федеральных бюджета, мы вам поможем этими резервами». Но сейчас, если будут резервы заморожены, я не представляю, что будет.

Он объясняет, что, согласно экономической теории, рост ключевой ставки ведет к снижению инфляции, для этого все банки и начинают повышать ставку. Деньги становятся дороже, их тяжелее получить, и падает спрос, в таком случае производители вынуждены снижать цену, чтобы хоть что-нибудь продать. Но в таких форс-мажорных обстоятельствах, как сейчас, эта система действует на первом этапе «достаточно сложно».

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Пока правительство заверяет, что подготовило меры для смягчения санкций. Министр финансов Антон Силуанов на совещании 28 февраля заявил, что все бюджетные обязательства, в том числе социальные, будут исполняться в первоочередном порядке. Тем временем Владимир Путин подписал указ о специальных экономических мерах «в связи с недружественными действиями США и примкнувших к ним иностранных государств». Среди прочего в нем говорится, что россияне — участники внешнеэкономической деятельности обязаны будут продать 80 процентов иностранной валюты. Также россиянам и российским компаниям запрещается переводить за рубеж валюту в погашение займов, а на свои счета за рубежом зачислять и переводить ее с 1 марта нельзя «без открытия банковского счета с использованием электронных средств платежа, предоставленных иностранными поставщиками платежных услуг».

Тем не менее в ближайшей перспективе россиян ждет рост инфляции и снижение уровня жизни. Долгосрочная перспектива, по словам Георгия Остапковича, определится в ближайшие две-три недели. Она будет зависеть от позиций правительства, первых лиц, геополитической ситуации.