20 октября среда
СЕЙЧАС +0°С

«Это перформанс»: московский юрист выкупил в провинции старинный особняк ради детской мечты

Теперь в историческое здание в Ярославской области съезжаются со всей России

Поделиться

Особняк находится в самом центре Данилова

Особняк находится в самом центре Данилова

Поделиться

Московский юрист открыл арт-пространство в старинном особняке в Данилове

— Чтобы в дом можно было попасть с улицы, мы открываем окно, — спокойно сказала Аня и толкнула скрипучую деревянную раму, предлагая нам пройти. Для жителей старинного особняка в Данилове заходить через окно — привычное дело.

«Ленина, 21» — и фактический адрес, и название арт-проекта в глубинке Ярославской области. Это нетипичное, странное явление для русской провинции. Дмитрий — 35-летний налоговый юрист из столицы — на свои деньги выкупил ветхий расселенный дом в родном Данилове, вместе с группой подростков очистил его от гор хлама, провел отопление и... создал в особняке творческую коммуну.

Старинный особняк заселили молодые люди, едва закончившие школу. Практически все учатся в университетах в разных городах, но постоянно приезжают в Данилов ради проекта «Ленина, 21».

Войти в него можно с заднего двора или через окно

Войти в него можно с заднего двора или через окно

Поделиться

Жители Данилова сторонятся «Ленина, 21». Кто-то уверен, что в особняке собираются наркоманы и бездельники. Обитатели «Ленина», в свою очередь, косо посматривают на местных. Мол, не понимают искусства и не осознают значимости проекта для города.

Мы узнали, как один ветхий дом стал притягивать в провинциальный Данилов творческую молодежь со всей России и почему в окна особняка постоянно кидают камни. А также попробовали их понять: зачем им всё это? На дворе ведь не романтичный Париж 1960-х, а Данилов 2020-х.

Дом окружен забором лавандового цвета

Дом окружен забором лавандового цвета

Поделиться

Дом с кучей дверей

Мы доехали до центральной в Данилове улицы Ленина, гадая, как выглядит тот самый дом. На месте с первого взгляда поняли, в какую из двухэтажных исторических построек нам нужно. «Ленина, 21» окружен деревянным забором цвета лаванды (это почти сиреневый). К доскам приколочены желтые таблички с рисунками и металлический почтовый ящик в тон забору.

На внутреннем фасаде куча дверей

На внутреннем фасаде куча дверей

Поделиться

Первое, что бросилось в глаза, — количество дверных проемов на внутреннем фасаде. Один вход вел в пустоту со второго этажа, другой был заложен кирпичами. Дверь третьего, как чудище Франкенштейна, собрана из множества кусочков других дверей.

На участке за домом — рядок хлипких сараев, аккуратно расставленные резные наличники, алюминиевая тачка и пластиковый лежак. Внутренняя сторона дома из красного кирпича выглядит не так парадно, как выбеленная уличная.

Слева направо: художник Влад, фотограф Андрей и работница галереи Аня

Слева направо: художник Влад, фотограф Андрей и работница галереи Аня

Поделиться

В день нашего приезда в доме были не все его завсегдатаи. Нас встретили два парня и девушка — художник Влад, работница даниловской галереи Аня и фотограф Андрей. Всем не больше 20 лет. Ребята провели нас внутрь, показали столовую и начали экскурсию по «Ленина, 21».

«Самая цивилизованная часть дома — туалет»

— Дом не очень долго простоял пустым, но быстро пришел в упадок. Раньше это был купеческий дом, потом хозяева сменились на другую купеческую семью, в советское время в доме сделали коммуналки. В 2016 году здание расселили. Мы пришли сюда в 2019 году, — начала рассказывать Аня. — Дом закольцован, его можно пройти по кругу. Каждой комнате мы дали название.

Эта комната называется «Кабинет»

Эта комната называется «Кабинет»

Поделиться

Столовая, кабинет, белая и зеркальная комнаты, галерея, библиотека. На первом этаже — барахолка и площадка для спектаклей с концертами. Аня с горящими глазами рассказывала о каждом из помещений.

— Тут будет выставочное пространство. Тут мы хотели сделать стены из зеркал, а тут впервые собрались все вместе, — объясняла девушка, переходя из комнаты в комнату. Отношение к каждой ободранной стене, к каждой незначительной дырочке в потолке считывалось в ее голосе — теплом и несколько наивном.

Каждый угол дома — арт-объект

Каждый угол дома — арт-объект

Поделиться

— Ой, я не показала! — внезапно вскрикнула Аня. — Самая цивилизованная часть дома! Туалет! Мы его сразу сделали.

В каждой комнате дома на Ленина, 21 была диковинная мебель. К оформлению комнат ребята подходят с трепетом. Учатся реставрировать, придерживаются принципов повторного использования.

— Что-то из мебели нам дарят или отдают. Что-то мы покупаем или забираем с помоек, если видим, что вещь может представлять ценность. Пытаемся всё сохранить, отреставрировать. У нас есть парень, который этим занимается. К примеру, стол в столовой нам подарил художник, который раньше жил в Данилове. Столу больше 100 лет! Еще там зеркало стоит, ему около 120 лет, диван тоже старый.

Комнаты особняка оформлены интересной мебелью

Комнаты особняка оформлены интересной мебелью

Поделиться

По словам ребят, они периодически находят бывших жителей дома, расспрашивают их о быте. В будущем хотят сделать из воспоминаний и артефактов музей.

— Здесь было по пояс мусора, когда Дима только купил этот дом. Бывшие жильцы оставили свои вещи, потом тут пили, лазали. У нас полгода ушло только на расчистку дома. Мы мусор сортировали, — рассказала Аня.

Ребята сохранили фотографии захламленного дома, распечатали и устроили выставку.

На фотографиях видно, как дом был захламлен до прихода ребят

На фотографиях видно, как дом был захламлен до прихода ребят

Поделиться

Место, куда можно сбежать

Пока мы шастали по дому и любовались остатками дореволюционных лепнин и пестрыми советскими газетами на стенах, на «Ленина, 21» пришли еще несколько молодых людей. Все они обосновались в столовой. Пока один варил какао в кастрюле, другие читали и обсуждали предстоящие проекты.

В столовой обустроена небольшая кухня

В столовой обустроена небольшая кухня

Поделиться

Ребята собрались за огромным дореволюционным столом. Мы начали расспрашивать их о жизни: что они нашли в старом доме? чем занимаются? Оказалось, что не все из них живут в доме постоянно. Чаще приходят сюда поболтать и поработать. При этом, если в жизни что-то не ладится, двери особняка всегда открыты.

— Мы тут больше чилим, общаемся. Прячемся от родителей. Встречаем гостей, туристов. Проводим экскурсии по дому, по городу. Собираемся, чтобы обсуждать какие-то вопросы и проблемы. Занимаемся ремонтом, реставрацией, — бойко начала Аня.

— Ну и свои работы работаем. Я рисую, например, — добавил Влад. — В этот год пандемии некоторые ребята приходили сюда слушать уроки, лекции.

Жители «Ленина, 21» по очереди начали дополнять друг друга мыслями о том, зачем им дом.

Чаепитие за старинным столом

Чаепитие за старинным столом

Поделиться

— Тут такая атмосфера, которая влияет на творческую деятельность. Кто-то рисует, кто-то занимается макияжем. И дом этому очень помогает. Тут проходят мастер-классы, воркшопы.

— Мы друг друга вдохновляем, подпинываем.

— Ты неосознанно начинаешь интересоваться искусством. Начинаешь читать.

Местные не поняли

Жители «Ленина, 21» признали, что большинство сверстников их не понимают. Да что уж там, большинство жителей Данилова — тоже. Кто-то думает, что в доме притон, кто-то считает ребят странными. Кто-то уверен, что подобное безрассудство в их возрасте неприемлемо. Зачастую недоброжелатели бьют окна в доме на Ленина, 21.

— Нас боятся, потому что не понимают. Люди думают: «Какое искусство? Зачем?» Ведь в малых городах главное — найти работу. У людей мысли в первую очередь забиты тем, как прокормить семью. Они не думают, как развить что-то духовное. Мы не отвергаем социальные нормы, но понимаем, что помимо устоев есть другие пути. Что семья может быть не нужна к 30, что в университет необязательно идти сразу после школы. Это фильтр. Не наши люди сюда не придут — которые не понимают, что делать в таком доме с такой компанией.

Везде в доме лежат книги

Везде в доме лежат книги

Поделиться

Родители относятся скептически

Помимо сверстников и рядовых горожан ребята из «Ленина, 21» сталкиваются с непониманием самых близких. Не все родители поддерживают творческие начинания молодых людей.

— Сначала они не понимали, сейчас стараемся их звать. Показываем, какие мы крутые, что делаем. Но у кого-то родители боятся.

— У меня родители всегда доверяли мне. Были только шутки, когда дом только появился. Потому что они не особо понимали, что мы тут делаем.

— У меня тоже родители сначала со скепсисом относились. Не понимали, чем я занимаюсь, почему именно здесь. Всё приходит со временем, когда родители осознают важность. Мы простыми словами это объясняли, результатами.

Большинство ребят учатся в других городах, но постоянно возвращаются в Данилов

Большинство ребят учатся в других городах, но постоянно возвращаются в Данилов

Поделиться

За всё платит один человек

Содержание дома держится на одном человеке — его хозяине Дмитрии Андрееве. Он на свои деньги провел в доме отопление, покупал материалы для ремонта, оплачивал коммунальные счета.

— Мы не скидываемся. Электричество на Диме, оплата тоже на нем, — подтвердили жители дома.

В некоторых комнатах «Ленина, 21» есть напоминалки, приклеенные к стенам на скотч. «Выключай свет в туалете. Экономь Диме деньги», — примерно так звучит одно из объявлений.

В некоторых местах на стенах висят напоминалки

В некоторых местах на стенах висят напоминалки

Поделиться

В Данилове 35-летнего Диму Андреева знают как краеведа и коллекционера. До «Ленина, 21» он занимался в родном городе разными арт-проектами, сотрудничал с местной галереей искусств. Там он познакомился с большинством ребят, которые теперь занимаются старым особняком.

Жители дома признались, что Дима всегда по-разному отвечает на вопрос о целесообразности содержания проекта «Ленина, 21».

— В чем выгода для Димы? Зачем он тянет в одного разваливающийся дом? — напрямую спросили мы у ребят.

— Это очень долгая история... — отмахнулись они.

К счастью, в день нашего визита владелец особняка приехал в Данилов. Нам лично удалось поговорить с ним о проекте и задать простые, но неудобные вопросы о назначении дома и Диминой мотивации.

Внутри особняка взгляд цепляется за каждую деталь

Внутри особняка взгляд цепляется за каждую деталь

Поделиться

Дом опасен?

Дмитрий поделился, что решился на покупку дома благодаря своему краеведческому опыту. Из-за частой работы с памятниками архитектуры он сам определил степень аварийности дома, оценил проблемные моменты.

— Я посмотрел фундамент, кровлю, осмотрел трещины, определил их характер. Это здание стояло расселенным с 2016 по 2019 год. Я наблюдал его умирание. Оно мне нравилось по какой-то сохранности интерьеров, поэтому здание было приобретено под наш проект. Дом — выявленный памятник. Мы до формирования предмета охраны не можем ничего делать, помимо текущего ремонта.

Дима сам принял решение о покупке дома

Дима сам принял решение о покупке дома

Поделиться

Дело в том, что в Данилове некоторые люди считают, что «Ленина, 21» — опасное для жизни место. Мол, дом же расселили из-за аварийного состояния, а значит, находиться в нем опасно.

— Говоря об аварийности, мы имеем в виду те здания, которые сложно ремонтируются или проще не подводить туда коммуникации. Проще получить дополнительные деньги на строительство нового жилья, заслужить медали и благодарности за выполненные показатели. Расселить старый дом и построить новый. Пополнить бюджет от продажи земли, — считает Дима.

Владелец особняка объяснил, что для него и ребят «Ленина, 21» — археология и раскопка истории здания. Жители дома хотели устроить на первом этаже кофейню или кафе, организовать книжный магазин. Правда, пока коммерциализировать проект не удалось.

В этом помещении на первом этаже ребята хотели сделать кофейню. Сейчас тут вещевая барахолка и место для концертов

В этом помещении на первом этаже ребята хотели сделать кофейню. Сейчас тут вещевая барахолка и место для концертов

Поделиться

— Дом влился в нашу жизнь, пророс через наши желания. Мое желание — иметь пространство для встречи гостей, место для хранения вещей. У ребят была потребность сделать ресторан, книжный магазин. Но мы всё это переросли. Для ресторана нужны условия. Нужно выполнение требований, санитарных норм. А первый этаж и его реконструкция сильно завязаны с важными инженерными работами. Мы ждем одобрения проекта реконструкции улицы Ленина, чтобы решить вопрос с водоотведением. Тогда мы будем заниматься фасадом, внешним видом. Помещения будут менее сырые, и мы уже сможем думать над созданием точки питания, — объяснил Дима.

Одна из работ художника Владислава Коваленко в комнате «Галерея»

Одна из работ художника Владислава Коваленко в комнате «Галерея»

Поделиться

Несколько раз хозяин «Ленина, 21» уходил от вопросов о необходимости и предназначении дома. Спустя час разговора Дмитрий всё же ответил.

Покупка особняка — как способ закрыть гештальт


— Я иду у себя на поводу. В какой-то момент хочется сделать всё. И у тебя нет тормозов. Всё началось с работы с подростками в галерее. У меня непрожитое детство, с 12 до 16 лет я учился. У меня была необходимость вернуться туда, тусить, научиться кататься на скейте. Решить что-то в себе. Я это сделал, — сказал Дмитрий. — Дом — это тоже история из детства. У моих родителей был большой дом, но они не разрешали водить туда людей. И поэтому мне всегда хотелось иметь пространство, где можно встречать гостей.

Хозяин «Ленина, 21» признался, что в какой-то момент просто вспомнил о своей юношеской боли. И твердо решил, что раз хотелось — надо реализовывать.

В этой комнате была студия кино

В этой комнате была студия кино

Поделиться

— У подростков была потребность тусить, у меня — в пространстве личном и общественном. В то же время у кого-то из ребят есть потребность проводить время в одиночестве. Потому что некоторые люди живут в стесненном пространстве. Кто-то живет в доме на 30 квадратных метрах: 2 комнатки, ты, твои родители и сестра. И личного пространства у тебя может не быть. Поэтому дом — это выгодное место, куда можно уйти. Место для одиночества, место для компаний, место для мероприятий. Я осуществил это. И мой гештальт, по-моему, закрылся.

«Семья не в приоритете»

Дмитрий рассказал, что вечно вынужден балансировать между работой налоговым юристом, женой с двумя маленькими детьми, родителями, «Ленина, 21» и собой. На работе о его необычном хобби знают, в основном поддерживают, но есть и недоброжелатели. Родители интересов не понимают. Жена с детьми часто бывают в Данилове и ставят в особняке спектакли для малышей.

Каждый нашел в «Ленина, 21» что-то свое

Каждый нашел в «Ленина, 21» что-то свое

Поделиться

— Жена знает, что у меня есть увлечение. Какие у нее варианты были? Да, ты можешь либо искать другой вариант, либо принять и понять. Когда с человеком живешь, ты же понимаешь, что это за человек — что семья у него не в приоритете. Дети — да, на общение есть лишь определенное время. Но важно качество, а не количество. Важно сохранять связь на расстоянии. Пусть дети будут рядом со счастливым папой, а не с вечно недовольным, — открыто поделился Дмитрий.

Владелец особняка признал, что с покупкой дома жизнь усложнилась. Постоянно нужен баланс, чтобы угодить всем и не потерять себя. При этом Дима уверен, что вечный поиск и есть счастье.

— Я с собой — как с глиной, с пространством и людьми — тоже. Дом — это перформанс, некое художественное изваяние. Вот оно сейчас такое, а завтра я его сломаю (фигурально) и построю что-то другое. Или сам изменюсь. Классно менять отношения, места жительства, среду. Оно тебя меняет, не позволяет обрастать костями и влезать в рамки.

Даниловский арт-особняк — место с особым колоритом

Даниловский арт-особняк — место с особым колоритом

Поделиться

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК22
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ярославле? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...