СЕЙЧАС +15°С

Родные погибших хоккеистов: у нас остались вопросы

Поделиться

В понедельник, 22 декабря, Ярославский районный суд вернулся к рассмотрению уголовного дела о гибели хоккейного клуба «Локомотив». Сегодня в суде были заслушаны доводы обвинения в отношении бывшего заместителя гендиректора по организации летной работы авиакомпании «ЯК Сервис» Вадима Тимофеева. Также в суде выступили потерпевшие – родственники погибших хоккеистов, тренеров, сотрудников «Локомотива» и членов экипажа.

Больше трех лет прошло с того дня, как неподалеку от аэропорта Туношна разбился самолет ЯК-42, на борту которого находился весь основной состав ярославского хоккейного клуба «Локомотив». Выжить в авиакатастрофе удалось лишь одному человеку – бортинженеру Александру Сизову. Остальные 44 человека погибли.

Расследование основного уголовного дела по факту крушения самолета продолжается до сих пор. Однако следственный комитет закончил работу по бывшему заместителю генерального директора авиакомпании «ЯК Сервис» Вадиму Тимофееву, чье дело выделено в отдельное производство. Тимофеев обвиняется в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц. Сегодня он предстал перед Ярославским районным судом.

«Органы следствия определились с обвиняемым Тимофеевым, выделили из основного уголовного дела материалы, касающиеся этого подсудимого. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает такую возможность», – пояснил перед началом заседания представитель Ярославской областной прокуратуры Олег Фролов.

Напомним, что 3 декабря слушания по делу Тимофеева были отложены из-за неявки многих потерпевших.

«На настоящий момент все потерпевшие иностранцы были оповещены о месте и времени проведения судебного заседания. Они прислали соответствующие подтверждения, а также попросили, чтобы дело рассматривалось в их отсутствие. Все, чего сейчас хотят родственники погибших, – это справедливый приговор», – говорит представитель потерпевших, адвокат Александр Захарьин.

В здание суда сегодня пришли около 10 родственников хоккеистов, тренеров «Локомотива», членов экипажа ЯК-42, которые 7 сентября 2011 года потеряли своих близких. Единственный спасшийся в аварии, бортинженер Александр Сизов, также проходит по делу как потерпевший. Однако на заседание он не явился.

«Сизов является потерпевшим, а не свидетелем. Он будет давать показания, если посчитает необходимым. О дате и времени заседания он был уведомлен», – рассказала представитель Северо-западной транспортной прокуратуры Елена Ронжина.

Заседание началось с оглашения позиции стороны обвинения. По версии следствия, экипаж самолета ЯК-42, на котором «Локомотив» должен был лететь в Минск, был допущен к полетам с грубейшими нарушениями. Правом допуска экипажей к полетам либо их отстранения обладал именно Вадим Тимофеев. Следствие установило, что Тимофеев допустил командира судна к полету на основании сфальсифицированных документов. Второй пилот на тот момент не окончил переобучение на тип судна ЯК-42 и не имел права выполнения полетов. Более того, экипаж был сформирован таким образом, что два пилота и бортмеханик выполняли совместно всего лишь третий рейс. Следователи выявили еще целый ряд других нарушений со стороны Тимофеева, которые опосредованно могли стать причиной трагедии.

Поделиться

Иван Ткаченко, Йозеф Вашичек и бортпроводница Елена Шалина погибли от механической асфиксии, то есть захлебнулись в воде. Остальные – от многочисленных травм – черепно-мозговых, разрывов внутренних органов, термических ожогов.

«Нам сказали, что у Саши ожоги 80% тела... Он умер 12 сентября. Я помню, как 7 сентября он позвонил мне и сказал, что они вылетают. Вроде около 12:00. А мы живем неподалеку, и в 12:00 я увидела, как взлетел самолет, подумала, что это наш, перекрестилась – слава Богу, взлетели нормально. Когда мы узнали о катастрофе, мы не могли поверить», – вспоминает мать погибшего нападающего «Локомотива» Александра Галимова Елена Галимова.

«Павел учился в университете. Это был бы его первый полет с «Локомотивом», – рассказывает отец Павла Снурницына Сергей Снурницын.

«Меня не было в стране в этот день, – вспоминает Екатерина Урычева, мать защитника «Локомотива» Юрия Урычева. – Он позвонил, сказал, что утром у них тренировка, потом обед, а потом вылет».

Помимо воспоминаний о том страшном дне, сегодня в суде родственники погибших спортсменов заявили о целом ряде вопросов и недопониманий, которые им до сих пор не удалось прояснить.

«Дети до конца не были уверены, летят они 6 сентября или 7. Даже на билетах стоит дата вылета – 6 сентября. Почему изменили дату? Откуда 2,5 тонны перегруза?» – спросила мать нападающего Александра Васюнова Любовь Васюнова.

Ее поддержала и мать другого хоккеиста – Артема Ярчука – Анжелика Ярчук.

«Не было определенности с датой вылета. В билетах стоит 6-е число. Почему перегруз? Мы в ходе следствия писали ходатайства по вопросам, которые нас интересовали, там был целый перечень вопросов», – говорит Анжелика Ярчук.

«Я разговаривала с братом. Команда собиралась к вылету очень быстро, буквально за час», – говорит сестра тренера Игоря Королева Алла Кабанова.

Многие из родственников погибших также до сих пор задаются вопросом, не было ли связи между крушением ЯК-42 и проходившим в тот день в Ярославле международным политическим форумом.

Судья сообщил потерпевшим, что у них будет возможность задать эти вопросы в ходе дальнейшего разбирательства. Уже завтра, 23 декабря, в Ярославском районном суде состоится очередное заседание по делу о гибели «Локомотива». В суде выступят представители аэропорта Туношна. К слову, сам Вадим Тимофеев свою вину не признает. Ему также будет предоставлено слово в ходе последующих слушаний.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter