17 сентября пятница
СЕЙЧАС +4°С

«Мама на коленях умоляла меня прекратить, но мне было плевать»: исповедь бывшей наркоманки

Девушка из Ярославля рассказала, каково это — жить в зависимости

Поделиться

Девушка смогла перестать употреблять

Девушка смогла перестать употреблять

Поделиться

Девушка из Ярославля рассказала, как избавилась от наркозависимости

Холод, грязь, проблемы со здоровьем и постоянная ломка — малая часть того, что приходится испытывать людям, зависимым от наркотиков. Одной из таких была ярославская 21-летняя девушка Олеся. Она не употребляет уже год, но помнит, каково жить, когда в голове нет никаких мыслей и желаний, кроме как наркотики.

— Как вы «подсели» на наркотики? Сколько лет вам было?

— Мне было 13 лет. Я гуляла в компании, в которой ребята были постарше. Они употребляли алкоголь и наркотики. И на одной из вечеринок я попробовала. Потом я продолжила вместе с ними. С самого первого раза я поняла, что нуждаюсь в том, чтобы получать новую дозу. Все в компании начинали с легких, постепенно переходя на более тяжелые.

— Почему вы вообще начали? Идет же активная пропаганда о том, что наркотики — это плохо.

— Меня это не волновало. Когда ты подсаживаешься, у тебя в голове одна мысль «Со мной этого не произойдет». Ты уверен, что можешь бросить в любой момент, но не хочешь. Тебя окружают такие же люди. Ты каждый день видишь передозировки, отходняки, ломки. Но это не останавливает. Твоих друзей забирает полиция, они умирают, теряют родных и близких. Но тебе плевать, потому что всё, что тебе хочется, это снова «вкинуться».

— Что поменялось в вас, когда вы начали употреблять?

— У меня изменилась внешность. Я стала выглядеть более болезненно. Впалые глаза, серо-зеленый цвет лица, худоба. Характер оставлял желать лучшего. Постоянные перепады настроения, стресс, нервозность. Я могла наорать на человека, а через пять минут сидела и улыбалась. Это было худшее время в моей жизни.

— Где вы в таком возрасте брали наркотики? На что вы были готовы ради них?

— Я была готова почти на все. Многие в моей компании воровали, переступали закон другим образом и даже распространяли, для того чтобы получить дозу. Я знаю девочек, которым не было и 16 лет, а они уже торговали телом за наркотики. Кто-то пытался хитрить с распространением, а когда связываешься с драгдилерами, это грозит последствиями.

— А было когда-нибудь страшно?

— У меня были передозировки, но страшно не было никогда. Не успевала испугаться. Отключалась, а потом оказывалась на полу, пока на меня лили воду, или в больнице под капельницами. Мне не было страшно за свою жизнь, только родных жаль. Не хотелось, чтобы им было больно.

— А как отнеслись к этому родные? Очень часто бывает, что родственники наркомана невольно становятся созависимыми. То есть неосознанно поощряют прием наркотиков и помогают в этом. Вы с этим столкнулись?

— Да, столкнулась. Моя мама на коленях просила меня перестать, плакала, кричала. Но мне было плевать, меня это так раздражало! Часто после таких разговоров я уходила из дома. Они не пытались меня запирать — знали, что я все равно уйду. Я кидалась на двери, на родственников, орала. Меня было не остановить. Но при этом до того, как я оказалась в реабилитационной клинике, они верили, когда я клялась, что завяжу. Давали мне денег, но все начиналось по новой. Потом, правда, перестали и мама от меня отказалась. Моя мама выглядела, как я. Похудела, не спала ночами. Ей приходилось тяжело. Она уставала от постоянных приводов в полицию за драки или воровство. Меня выгнали из дома. Я жила где придется, хотела вернуться домой, но понимала, что для этого придется завязать. А я не могла. Потом мама узнала, что меня можно будет отправить в реабилитационку. Она готова была мне помочь — с условием, что я перестану употреблять. Я согласилась.

— Каково было в реабилитационной клинике? Тяжело? Хотелось уехать домой?

— Реабилитационные центры бывают разные. Есть те, из которых уйти можно, и те, из которых нельзя. Я была в том, в котором могла спокойно уйти. Но я понимала, что тогда не смогу жить как человек. Приходилось терпеть. Было больно, страшно, я не понимала где я. Но терпела.

— А потом?

— Вышла, приехала в Ярославль. Полгода была чистой, а потом снова начала. Уже не с этой компанией, с другими людьми, но начала. После этого меня сразу отправили обратно в реабилитационный центр. Мне было 19, когда я во второй раз там оказалась. Когда я не употребляла, я пыталась помочь своему молодому человеку, который продолжал. Мы говорили о том, что нужно завязывать, пора начинать жить как люди, но это не помогло. Когда я во второй раз была в реабилитационном центре, он умер от передозировки.

— Как живется сейчас?

— Прекрасно. Я уехала в другой город, наладила отношения с родственниками. У нас наконец-то вернулось потерянное доверие. За долгое время я снова увидела мамину улыбку. Я начала новую жизнь и сейчас занимаюсь волонтерством. Стараюсь помочь людям завязать. Я больше не вернусь к той жизни, я окружена людьми, которые держатся по 15–20 лет. И я готова брать пример с них. Для людей, которые употребляют, а особенно для подростков, не нужно продолжать, слезайте, пока не поздно. Просите помощи. Сейчас отовсюду: в клипах, в фильмах, в песнях кричат, что наркотики, беспорядочный секс и алкоголь — типа это круто. Это не так. Все, что ты получишь по итогу — это боль, страх и потеря здоровья, как физического, так и психического.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ярославле? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...