«Все всё помнят, но тему не поднимаем»: как живет «португальская принцесса» в России 10 лет спустя

Собирается ли девочка, со скандалом привезённая из Португалии в Ярославскую область, ехать обратно

Поделиться

Многое изменилось за 10 лет, но не глаза Сандры

Фото: Александра Савельева

В этом году исполняется десять лет с момента большого международного скандала — в 2009 году россиянка Наталья Зарубина отсудила у приёмной португальской семьи свою шестилетнюю дочь Сандру и привезла её в небольшой посёлок Пречистое Ярославской области. На Наталью тогда обрушились с обвинениями — дом в Пречистом оказался настоящей халупой, а её саму упрекали в злоупотреблении алкоголем. Да и в родительских чувствах Натальи сомневались — прилетев в Россию, она отвесила дочке подзатыльник, когда та раскапризничалась.

3 апреля девочке исполнится 16 лет. Уже вполне взрослая барышня! Сандра уже всё про себя прочитала, сюжеты посмотрела. Она уже не шестилетняя глупышка, всё понимает. Что она думает об этой истории, как сейчас живет? И вопрос, которым задавались все участники этой семейной драмы, — захочет ли сама теперь вернуться в Португалию?

История португальской принцессы в России с самого начала — в нашем большом специальном репортаже.

С чего всё началось

Девочка с рёвом разлучалась с португальской семьёй

Девочка с рёвом разлучалась с португальской семьёй

Я не узнала Сандру. То есть, конечно, узнала, но понадобилось секунды две, чтобы понять — эта девушка, худенькая, серьёзная, и есть та самая малютка Сандра, какой я видела её в последний раз семь лет назад. Но она хлопнула своими огромными ресницами — и всё, я закудахтала: «Помню тебя вот такой ещё!»

Вот такой — это куколкой во всём розовом. Вопящей на плече матери под прицелом камер — встречали Наталью в аэропорте все федеральные СМИ. История вышла душераздирающая.

Проводы в португальском аэропорту

Проводы в португальском аэропорту

В Португалию Наталья Зарубина отправилась в 2001 году за лучшей долей.

— Веришь, что получится, — езжай, — не стала останавливать Наталью её мама Ольга Ивановна.

Найти там любовь и завести ребёнка у Натальи получилось. Женщина познакомилась с таким же, как сама, нелегалом Георгием. В 2003 году родилась Сандра. А вот с лучшей долей не выгорело. Георгий улетучился. Наталья поначалу устроилась официанткой. Времени на ребенка было мало. Подруга посоветовала — есть знакомая семья, готовы понянчиться. Так Сандра оказалась в доме «приемных родителей» — Жуао и Флоринды Пинейру, те даже оформили документы, чтобы водить ребенка к докторам. 

Легализоваться в стране Наталья не смогла, её депортировали. А приемные родители так полюбили девочку, что уже не захотели расставаться с ней. Дело дошло до суда. Наталью обвинили в разгульном образе жизни. Говорили, что ребенка по больницам и садикам водили именно они, португальцы, пока Наталья пропадала на гулянках. Тем не менее суд встал на сторону россиянки. В документах, где перечислялось, какие условия ждут девочку в Ярославской области, значился двухэтажный коттедж. Я тогда вздрогнула, увидев этот кривой «коттедж» с печкой и почувствовав запах, исходящий из той его части, где был самодельный туалет… После португальских пляжей Сандре была уготована обычная поселковая жизнь — с огородом, сомнительными удобствами, курящим у печки дедушкой.

В Португалии малышка играла на пляже

В Португалии малышка играла на пляже

Шестилетняя тогда Сандра ничего не понимала. В своём ядрено-розовом она носилась, как угорелая, по двору, по деревянному старому дому, тискала кота, собаку. Тогда ещё лепетала по-португальски.

В это время взрослые развернули войну.

В соцсетях бросились «спасать Сандру». Писали петиции, чтобы отправить её обратно. Мне писали письма даже из других стран — люди были готовы чуть ли не выкрасть Сандру из этого «ада».

Девочка в аду освоилась очень быстро. Забыла португальский и заговорила на русском. Пошла в местную школу и забросила розовые платьица. Только от имени не отказалась.

— Я не Саша! — одергивала она каждого, кто пытался переиначить её имя на русский манер. — Я — Сандра.

Переговоры сторон продолжились в телефонном режиме — португальцы звонили в Пречистое. Но разговоры с Сандрой не ладились — девочка уже не понимала, что ей говорят звонившие.

Сандра быстро забыла португальский язык

Сандра быстро забыла португальский язык


Наконец удалось уговорить съездить в Португалию бабушку Сандры (главная в семье именно она, Ольга Ивановна). Побывав там, где так ждали и любили Сандру, Ольга Ивановна ушла от ответа:

— Надо подумать… В гостях хорошо, а дома лучше.

Позже с ответным визитом в Пречистое приехал Жоау Пинейру. Это была тяжёлая встреча. Приемный папа волновался, его трясло. А Сандра… не узнала его. И проявила мало интереса к дяденьке, который смотрел на неё глазами, полными надежды и слёз.

Жоау уехал тем же днём, увозя с собой пустое обещание от Натальи: «Как-нибудь приедем, да-да».

Никто никуда до сих пор не приехал.

«Испугались дедовской лопаты»

Зато приехали мы. Перед днём рождения Сандры побывали у неё в гостях.

Девочка очень любила розовый цвет

Девочка очень любила розовый цвет

Пречистое чавкало мартовской жижей под ногами, на центральной площади торговали трусами и кофтами. Наталья Зарубина спешила в банк оформлять развод (в Пречистое она вернулась с женихом, но потом не срослось). Сейчас семья Сандры живёт в новом двухэтажном доме. Уже не «коттедж», а многоквартирный — с нормальным туалетом и ванной (в 2015 году губернатор Ярославской области вручил ключи от новых квартир тем, кого расселяли из ветхого жилья).

В «двушке» светло и чисто. Видно, что хозяева квартиры не жалуют перемены — вместе со всем скарбом из старого кособокого дома перекочевали в квартиру настенные ковры. На стене кухни висит отрывной календарь, и даты на нём отслеживают. У Сандры своя комната с кроватью и рабочим столом. Правда, во второй части комнаты стоит кровать и стол сестры — делает ногти на дому. Компьютера в комнате нет. Телевизор — в большой комнате, где стоят кресла и диваны и, видимо, собирается вся семья. Точнее, почти вся. Мама Наталья большей частью живёт в Ярославле, где и работает в одном из магазинов. В Пречистое наведывается нечасто:

— А чего там делать? Бухать да сплетничать?

Мама Наталья сейчас больше живёт в Ярославле

Мама Наталья сейчас больше живёт в Ярославле

На кухне, где к обеду и ужину размораживаются рыба и курица, гудит стиральная машина. Мы пьем чай и разговариваем с бабушкой Сандры.

— По тем временам мне показалось, что они что-то утаивают, — вспоминает португальцев Ольга Ивановна. — Они не были открытыми, не говорили, где работают. А кто они такие? Мне было подозрительно. Какую цель они преследовали?

В Пречистом — типичный март

В Пречистом — типичный март

Так любили её, говорят. Помните, Жоау приезжал — чуть не рыдал?

— А мы им сказали — приезжайте в гости к нам. Но они хотят, чтобы именно к ним она ехала. Они что-то к нам боятся ехать-то. А почему мы не должны бояться к ним ехать?

Так тогда, в разгар битвы за Сандру, на одном из телешоу дедушка её сказал, что огреет их лопатой.

— С нашей стороны агрессии не было.

В тот приезд Жоау девочка обрадовалась подаркам, но «папу» не признала

В тот приезд Жоау девочка обрадовалась подаркам, но «папу» не признала

Второй сорт

— Сейчас они всё зовут её туда приехать, — говорит Ольга Ивановна.

Отпустите?

— Я ей сказала так: «Сандра, вот будет тебе 18 лет, и если они хотят, то через Министерство иностранных дел пусть высылают приглашение. Чтобы МИД был в курсе. А то мало ли… Я сейчас ничему не удивлюсь. Люди пропадают! Переживаю за её безопасность. Там ведь не лучше, чем у нас».

Бабушка Сандры приветливо угостила нас чаем

Бабушка Сандры приветливо угостила нас чаем

А если Сандра съездит в Португалию, ей там понравится, и она решит остаться?

В этот момент на кухню зашла Наталья, налила чаю.

Семья не торопится отпускать Сандру обратно в Португалию

Семья не торопится отпускать Сандру обратно в Португалию

— В гости можно съездить. А больше — что там? Какое у неё там будущее? Образование она там уже не получит. Не зная языка, кем там работать? Уборщицей только — и всё. В принципе она так-то особо не горит желанием ехать. У неё другие планы.

— Если она решит что-то для себя, это будет её выбор, — рассуждает Ольга Ивановна. И поддерживает свою дочь, которая сама много лет прожила в Португалии. — Мы в зрелом возрасте понимаем, как жить в другой стране. Всё равно как второй сорт.

Полагаете, таким «вторым сортом» будет и Сандра в Португалии?

Ольга Ивановна переживает за безопасность девочки

Ольга Ивановна переживает за безопасность девочки

— Я не знаю, через какое время она это поймет. Там надо куда-то пробиваться, иметь знакомства. Тяжело там.

А здесь? Все ведь осуждали решение судьи оставить Сандру в России из-за условий жизни.

— Мы живем нормально так-то, если смотреть на уровне всей страны. Внукам помогаем. С работой непросто, но так все живут. Мы не миллионеры. Но и они тоже. Сандра у нас одета не хуже других. По питанию мы ни в чем не нуждаемся. Сандра в кино с девчонками ходит. Были бы финансы получше, можно было бы в Ярославль в театр ездить. Это нам пока непозволительно. Но у нас у многих так.

В семье ведут учёт дням

В семье ведут учёт дням

Не принцесса

Сандра о поездке сейчас действительно не думает. Либо это где-то в «отложенных» мыслях. Ей 16, у нее есть мальчик, подружки, она играет в волейбол, и настало время принимать решение, кем она хочет стать. Учится девочка хорошо — на столе аккуратно разложены учебники и тетрадки, в тетради по русскому — пятерки и четверки.

Новому дому лет пять

Новому дому лет пять

Раздумывает, не стать ли ей журналистом. И вот здесь она «горит желанием» — после нашего приглашения на следующий же день приехала в редакцию 76.RU. Надеемся, попробует свои силы.

Раньше, когда мы приезжали в гости, Сандра была непоседой — только и успевай за ней бегать по дому да по улице. Теперь — скромная девушка. В простых джинсах, майке и рубашке, с огромными глазами и своими знаменитыми ресницами, которым не нужна никакая тушь. Уже не крутится на стуле, говорит сдержанно. И всё-таки, похоже, многое помнит.

Память об отце осталась только на фото

Память об отце осталась только на фото

— Я помню, что семья в Португалии была большая, все за столом сидели. Помню, что приехала сюда, думала снег увидеть — а тут похожая на ту погода (Наталья привезла дочку в мае).

Твои друзья, мальчик говорят с тобой о твоей истории?

— Нет. Все помнят, конечно. Но тему не затрагиваем. Это всё-таки семейное… Я маленькая была, не понимала, а сейчас...

Сандра учится хорошо — тетрадки пестрят пятёрками

Сандра учится хорошо — тетрадки пестрят пятёрками

Что сейчас?

Сандра молчит и смотрит, не мигая. И говорит негромко:

— Время прошло. Пусть это будет в прошлом.

Дома пахнет уютом

Дома пахнет уютом

Ты общаешься с той своей семьёй?

— Да, мы переписываемся. Они мне пишут на португальском, я через онлайн-переводчик перевожу и им так же отвечаю. Так-то все друг к другу нормально относятся, никто против ничего не имеет.

Что думаешь о поездке Португалию?

— Я сама не хочу в таком возрасте ехать, я хочу ехать, когда мне будет 18. Чтобы независимо, самой всё посмотреть.

Одна поедешь?

Девочка уже задумывается о поездке

Девочка уже задумывается о поездке

— Не знаю. Наверное. Посмотрим.

Что ты теперь, когда стала большой, думаешь о случившемся? Читала про себя статьи в интернете?

— Читала. Задели комментарии: много писали, что лучше бы меня там оставили.

Тот самый пустырь, где стоял когда-то покосившийся дом

Тот самый пустырь, где стоял когда-то покосившийся дом

А как, по-твоему, было бы лучше?

— Лучше бы договорились сразу.

Сандра надевает куртку-парку, натягивает на голову шапочку, и мы выходим на улицу. Идём к тому самому дому — олицетворению ада для португальской стороны. Ад снесли. На месте старого строения — пустырь. Здесь, говорят, будут строить супермаркет. Мы стоим на сыром ветру.

Зла на португальцев Наталья не держит

Зла на португальцев Наталья не держит

— Смотри, принцесса, как десять лет вокруг тебя крутится целая история.

Сандра пожала плечами, спрятала нос в шарф и стрельнула глазами.

— Я не принцесса.

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Сандро
    1 апр 2019 в 09:21

    Александра Савельева , видимо, забыла свои корни. Судя по стилю и речевым оборотам, сама из деревни. "Ад"-это обычная жизнь миллионов жителей страны. Очередное невнятное нечто писак 76.ру. Пишете, чтобы что-то написать?

    Гость
    2 апр 2019 в 16:35

    Португалия-очень бедная страна.Не зная,не надо приукрашивать жизнь там.Оттуда нет ни великих изобретений,ни великих людей.Единственный плюс — это климат и тепло.Так беднота беднейшая.Развит только туризм,благодаря природе.Все ли могут в этой сфере работать.

    Егор
    2 апр 2019 в 15:00

    В Португалии обычная жизнь и обычные люди, с русскими родителями всё равно ей будет лучше, потому что они РОДНЫЕ. Если поедет туда взрослая, максимум будет португальской подстилкой, хотя некоторым нравится.