21 мая вторник
СЕЙЧАС +4°С
  • 6 мая 2019

    Узнайте больше об авторах 76.RU!

    Друзья, теперь на нашем сайте стали активны имена авторов - кликнув на имя, вы увидите информацию об авторе и все его публикации.

    19 апреля 2019

    Собираем альбом "Письма с фронта"!

    Друзья, перед 9 Мая мы запустили душевную акцию - собираем письма с фронта. Посмотрите дома, может быть, остались письма бабушек и дедушек - те, что они писали друг другу во время войны? Пришлите их нам - мы опубликуем!

    10 апреля 2019

    Теперь можно комментировать всё и сразу!

    Друзья, мы сделали так, чтобы удобнее оставлять комментарии. Теперь в мобильной версии сайта плашка значок «Добавить комментарий» всплывает сразу, как только вы открываете новость. Так что давайте обсуждать, спорить, хвалить и ругаться!

    Еще

«Им всего 7–8 лет — и уже организованная травля»: колонка мамы из Ярославля о детском буллинге

Анна Штурман рассказала личную историю, в которую попал её ребёнок

Поделиться

Анна нашла способ всё объяснить детям

Фото: Анна Штурман

Анна Штурман — мама двух сыновей 8 и 11 лет и сторонница семейного образования. Получение образования в семье, конечно, не означает, что дети изолированы от общества, в том числе и от общества других детей — дети занимаются в разных кружках и секциях. И вот на одной из секций младший сын Анны вдруг столкнулся с тем, что, к сожалению, нередко встречается как раз в детских коллективах — с буллингом.

Анна поделилась этим опытом с 76.RU.

«Иногда близкие переживают за социализацию наших детей. Я не буду рассказывать, что я понимаю под социализацией, просто приведу пример, с которым мне совсем не хотелось бы, чтобы дети встречались, но встретились. Дети же вхожи в социум, и общеобразовательная школа для того необязательна совсем. Заодно приведу мини-разбор буллинга.

Детский спортивный турнир.

Участники ситуации: мой (8 лет), главное лицо (7–8 лет), ещё двое примерно того же возраста. После турнира мой и еще мальчик бегают, болтают, улыбаются — вроде всё ок. Еще удивилась, какой мальчик эмоционально устойчивый — не обиделся на моего, что мой выиграл у него сегодня. Смеются вместе. А потом вдруг смотрю: возню этих двоих третий фотографирует. Четвертый уже с хохотом просматривает записи на своём телефончике.

Тут я почувствовала, что нет! Не веселье это! Мой же ненавидит, когда его фотографируют! Сразу увидела «милую возню» иначе. Тут же у одного «фотографа» потребовала всё удалить при мне. Тот заныл: «Он (тот, кто догонял) меня попросил фотографировать!». Но удалил. Ко второму подошла с тем же требованием. У зачинщика, который тут же в сторонку убежал, спросила, где родители — те еще за ним не пришли, потому пришлось прямо мальчику сказать, чтобы больше сегодня не подходил к моему сыну и что гонять кого-то и ещё и снимать это нельзя!

Это дети 7–8 лет! И так скоро организована травля? Сын сказал, что ему было неприятно, но и весело тоже. Что не знал, как отнестись к этим своим двойственным чувствам. Бегал только тот мальчик за ним. А еще и рожки приставлял, требуя у других фотографировать это.

Это насилие! Это агрессия!

А причина элементарна: выигрыш моего сына сегодня лишил того мальчика призового места.

Вот такое «веселье», вот такие «шутки с догонялками» — в реальности проявление агрессии оттого, что что-то пошло не так. Да ещё и с привлечением других участников, которые в такой ситуации являются соучастниками буллинга, а не просто фотографами. Вот уж не ожидала, что столкнемся с таким так рано, просто после турнира, да еще и на моих глазах.

Почему сын не обратился ко мне за помощью? Растерялся. Показала, что ситуация ненормальна, и чем ненормальна, теперь будет внимательнее, надеюсь, и обратится сразу ко мне или к другому адекватному взрослому за помощью.

Конечно, правильнее было бы мне не обращаться к тем детям напрямую, а найти родителей или тренера, но, я, к сожалению, так была шокирована возникшей ситуацией, что не сообразила сразу.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции